Религия России

- Агентство религиозных новостей. Новости религии


mobile-версияИнформационное агентство религиозных новостей

ЕЖЕДНЕВНАЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

ОБЗОР ОБЩЕСТВЕНГОГО МНЕНИЯ ВЕРУЮЩИХ ГРАЖДАН
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ - RELIGRUSS.RU


главная тема: «Яндекс» скоро начнет заменять своих курьеров на роботов


главная | новости | тема | библиотека | ответы на вопросы | контакты

Недавние события
Сотовые операторы включаются в систему тотальной слежки за населением
Сотовые операторы включаются в систему тотальной слежки за населениемТеперь согласие абонентов на снятие биометрических данных не требуется...

Граждане России упорно не хотят ассоциировать цифровую трансформацию государства, о которой чиновники-форсайтщики кричат на каждом углу, с грубым вмешательством в частную жизнь, ограничением финансовой, медицинской тайн, контролем за перемещениями и т.п. Очередной законопроект, расширяющий использование биометрии при оказании услуг сотовой связи, был внесен в Госдуму 29 января 2020 г. при участии группы сенаторов Турчака, Боковой и Башкина. В пояснительной записке к документу авторы с грустью сообщают, что «заключение договора об оказании услуг подвижной радиотелефонной связи через сеть «Интернет» используется гражданами значительно реже, чем личное посещение офиса обслуживания оператора связи ...

Спецслужбы США скупают геоданные владельцев смартфонов
Спецслужбы США скупают геоданные владельцев смартфоновАмериканские спецслужбы охотятся за информацией о передвижениях сотовых абонентов. Министерство внутренней безопасности США тратит немалые деньги на покупку информации о перемещениях владельцев смартфонов.

Данные о местоположении абонентов собирается в мобильных приложениях, их не прочь заполучить не только рекламодатели, но и спецслужбы, например, Министерство внутренней безопасности США, которое активно скупает данную информацию. Раскрыть местоположение устройства может любая программа, запросив у пользователя соответствующее разрешение. Эти сведения собирают маркетологи, а затем продают их третьим лицам, в основном рекламным агентствам и аналитикам. Согласно информации The Wall Street Journal, в число постоянных клиентов также входит и американская разведка, которая использует ...

Батюшка совершил заупокойную литию по исламистам
Батюшка совершил заупокойную литию по исламистам4 февраля в Буинске у памятника погибшим сотрудникам внутренних дел в 2002 году при задержании десантников-дезертиров состоялось траурное мероприятие, в котором приняли участие сотрудники полиции, родственники и друзья погибших и жители города, - сообщает пресс-служба Татарстанской митрополии. Настоятель храма великомученицы Маргариты села Альшихово протоиерей Сергий Раевский совершил у мемориала заупокойную литию.

«Сегодня исполнилось 18 лет со дня гибели семерых милиционеров, вставших на пути вооруженных дезертиров, которые покинули воинскую часть в Ульяновске. Милиционеры погибли, выполняя служебный долг. В Евангелии говорится: „Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя"», - сказал священник.

Николая Каклюгина освободили из карцера, но его состояние по-прежнему тяжелое
Николая Каклюгина освободили из карцера, но его состояние по-прежнему тяжелоеНевинно осужденный учёный-нарколог Николай Каклюгин был досрочно освобождён из карцера 30 января. Администрация исправительного учреждения приняла такое решение только после того как у Николая сильно повысилась температура и подскочило давление. По словам отца Николая Владимира Каклюгина, состояние здоровья его после выхода из карцера плохое и он будет требовать вызвать на консультацию врача.

20 января Каклюгин был на 2 недели необоснованно помещён в карцер, находящийся в СИЗО-3 г.Новочеркасска. Согласно рапорту младшего инспектора от 16.01.2020 г., поводом для помещения в карцер стало то, что Николай лежал на кровати, чем-то накрытый, что якобы запрещено, и не заправлял кровать. Никаких подтверждающих фото- и видеоматериалов, записей в акте регистраций о нарушениях Николая и предупреждениях, которые ему были ...

Публикации
  • 12 февраля
Лицо вместо документов для заключения договора с сотовыми операторамиВ скором времени договор об оказании услуг связи можно будет заключать с помощью биометрических данных без предъявления документов. Соответствующий закон № 891465-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" уже представлен в Госдуму РФ...

Если данный законопроект будет утвержден, тогда, чтобы через интернет заключить договор об оказании услуг мобильной связи с физическим лицом или ИП, будет достаточно лишь биометрических персональных данных. Сейчас для заключения договора онлайн необходимо заверить его усиленной квалифицированной электронной подписью. Можно использовать простую электронную подпись, если при выдаче ключа ее проверки физическое лицо идентифицировали при личном приеме. Поскольку далеко не все граждане имеют соответствующую подпись ...

Ваше мнение
Необходимо ли переводить богослужение на русский язык?
Нет, это невозможно
Не вижу смысла
Абсолютно глупо
Все новшества - ересь
Святоотеческое
Слово на Сретение Господне
Слово на Сретение Господне«А когда исполнились дни очищения их по закону Моисееву, принесли Его в Иерусалим, чтобы представить пред Господа, как предписано в законе Господнем, чтобы всякий младенец мужеского пола, разверзающий ложесна, был посвящен Господу, и чтобы принести в жертву, по решенному в законе Господнем, две горлицы или двух птенцов голубиных»

(Лк. 2:22–24).

По закону Моисееву, родильницы в течение сорока дней не могли являться в церковь Божию; по прошествии же этого времени обязаны были явиться в храм и от священника принять очистительную молитву. Подвергается сему закону и Пречистая Матерь Божия Дева Мария – не потому, чтобы имела нужду в очищении Родившая бессеменного Источника чистоты и святости, но дабы исполнить закон Божий и показать совершенный образец благочестия и смиренномудренного повиновения воле Божией. Посему Она, подобно прочим женам израильским, вместе со святым обручником Иосифом, приносит предвечного Младенца Иисуса во храм Иерусалимский, чтобы представить пред Господа: ибо, по закону Божию, всякий первенец мужского пола посвящаем был Богу как Ему единому принадлежащий. Родители обязаны были искуплять его, давая в церковь малое количество серебра, и сверх того должны были, в благодарность Богу, принести в жертву: богатые – агнца, а бедные – двух горлиц или двух птенцов голубиных. Смысл этого закона имеет весьма важное значение. Чадородие есть дар Божий: кому же принадлежит первый плод, как не Богу, даровавшему его? Сверх того, закон искупления первенцев напоминал израильтянам чудесное их исшествие из Египта, когда Ангел Господень умертвил всех первенцев египетских, а израильских пощадил (Исх. 13:2). Дабы исполнить закон, и Пресвятая Матерь Божия и Дева Сына Своего Первенца посвящает Богу; Искупителя рода человеческого искупляет; по бедности приносит в жертву двух птенцов голубиных за Того, Которого Отец Небесный отдал в жертву за спасение человеков. В таком смирении приходит в первый раз в Иерусалим Господь и Спаситель наш... 
Крещение Господне и Иоанн Предтеча
Крещение Господне и Иоанн ПредтечаИоанн удерживал Его (Иисуса Христа)
и говорил: мне надобно креститься от Тебя,
и Ты ли приходишь ко мне?
Но Иисус сказал ему в ответ:
оставь теперь, ибо так надлежит нам
исполнить всякую правду.

(Мф.3:14-15)

Сегодня во всей Вселенской Православной Церкви совершается торжественное воспоминание и прославление Крещения Господа Иисуса Христа от Иоанна Крестителя в реке Иордане. Св. Евангелист повествует, что когда Господь пришёл на Иордан креститься, то Иоанн удерживал Его и говорил: «мне надобно креститься от Тебя, и Ты ли приходишь ко мне?» Не подобное ли и мы сказали бы, зная, Кто этот приходящий: Господи, что знаменует сие крайнее смирение Твое, что Ты, Господь безгрешный, приходишь креститься к человеку, пусть и праведному Твоей же благодатью и правдой? Что омывать в Тебе, чистейшем солнца, или просвещать в Тебе, Солнце Правды? Но нам ли грешным, близоруким и недальновидным во всём, что касается тайны нашего спасения, прорекать Самому Господу, Который всё сотворил и творит премудро многое выше слова и разума? Все слова и действия Господа Иисуса Христа носят в себе печать высочайшей премудрости и правды Божьей, недомыслимых гордыми учёными века сего, дерзающими приравнивать Самого Господа славы к обыковенным людям и толкующим слова Его по понятиям своего извращённого и заблудившегося ума (Лев Толстой); и мы должны смиренно склоняться перед Ним с совершенным доверием и с углублённым размышлением, прося разумения от Бога. Так и означенные слова Господа Иоанну о том, чтоб он крестил Его молча и не противореча, и само действие крещения от руки Иоанна носят на себе также отпечаток высочайшей премудрости, благости и правды Божьей.

  • 7 декабря

  • [0]
Авторизация
Календарь
«    Февраль 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
242526272829 
Архив новостей
Февраль 2020 (25)
Январь 2020 (69)
Декабрь 2019 (70)
Ноябрь 2019 (68)
Октябрь 2019 (103)
Сентябрь 2019 (102)
Евангелие от Матфея, глава 24:03 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
Когда же сидел Он на горе Елеонской, то приступили к Нему ученики наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и кончины века

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский 


Евангелие от Матфея, глава 24:01-02 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
И выйдя Иисус шел от храма. И приступили ученики Его, чтобы показать Ему здания храма, Иисус же сказал им: видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне: все будет разрушено

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский
Евангелие от Матфея, глава 23:37-39 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели. Се, оставляется вам дом ваш пуст. Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликнете: благословен Грядый во имя Господне

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский 
Евангелие от Матфея, глава 23:35-36 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
Да придет на вас вся кровь праведная, пролитая на земле, от крови Авеля праведного до крови Захарии, сына Варахиина, которого вы убили между храмом и жертвенником. Истинно говорю вам, что все сие придет на род сей

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский
  • 7 февраля
Мученик Борис Заварин, псаломщикМу­че­ник Бо­рис ро­дил­ся 23 ап­ре­ля 1910 го­да в се­ле Ко­пы­ри Ро­стов­ско­го уез­да Яро­слав­ской гу­бер­нии в се­мье свя­щен­ни­ка Сер­гия За­ва­ри­на[1] и его су­пру­ги Алек­сан­дры. По окон­ча­нии, уже в со­вет­ское вре­мя, се­ми­лет­ней шко­лы Бо­рис по­сту­пил в храм пса­лом­щи­ком и слу­жил в Вос­кре­сен­ской церк­ви по­го­ста Рас­ло­во Гря­зо­вец­ко­го рай­о­на Во­ло­год­ской об­ла­сти.

16 ян­ва­ря 1938 го­да вла­сти аре­сто­ва­ли Бо­ри­са Сер­ге­е­ви­ча; в тот же день бы­ли до­про­ше­ны де­жур­ные сви­де­те­ли: поч­та­льон и учи­тель шко­лы. Они по­ка­за­ли, буд­то Бо­рис За­ва­рин «аги­ти­ро­вал, что нам тер­петь на­си­лие со сто­ро­ны без­бож­ной вла­сти нель­зя, на­до дей­ство­вать, при этом вы­ска­зы­вал тер­ро­ри­сти­че­ское на­стро­е­ние по адре­су пар­тии ВКП(б)... аги­ти­ро­вал кол­хоз­ни­ков, чтобы они не под­чи­ня­лись уста­нов­лен­ной тру­до­вой дис­ци­плине и чтобы не вы­хо­ди­ли на ра­бо­ту, го­во­ря им, что хо­тя вы и ра­бо­та­е­те, но ни­че­го не по­лу­ча­е­те, си­ди­те го­лод­ные, ра­зу­тые, раз­де­тые, нуж­но ухо­дить из кол­хо­зов. За­ва­рин хо­дил с по­пом со сла­вой по де­рев­ням кол­хо­за, где так­же аги­ти­ро­вал про­тив кол­хо­зов, го­во­ря, что они не рен­та­бель­ны и ско­ро раз­ва­лят­ся».

17 ян­ва­ря Бо­рис Сер­ге­е­вич вме­сте с тре­мя свя­щен­ни­ка­ми, слу­жив­ши­ми в со­сед­них се­лах и то­же аре­сто­ван­ны­ми, был до­став­лен в тюрь­му в го­ро­де Во­лог­де и в тот же день до­про­шен. Свя­щен­ни­ки ого­во­ри­ли се­бя, при­знав се­бя ви­нов­ны­ми.

- Вы об­ви­ня­е­тесь в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти. Дай­те ис­чер­пы­ва­ю­щие по­ка­за­ния след­ствию по дан­но­му во­про­су, - по­тре­бо­вал сле­до­ва­тель от Бо­ри­са Сер­ге­е­ви­ча.

- Контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти я не про­во­дил и ви­нов­ным в этом се­бя не счи­таю, - от­ве­тил пса­лом­щик.
  • 24 октября
Преподобный Феофан исповедник и творец каноновПреподобный Феофан родился от благочестивых родителей, живших в Палестине. Они были люди богобоязненные и особенно усердствовали в страннолюбии. Феофан имел брата, наименованного впоследствии за понесенные им от иконоборцев страдания – Начертанным1. Попечениями своих родителей, Феофан с братом своим Феодором обучились всякой книжной премудрости и были искусными философами2. Постигнув суету и непостоянство настоящего мира, «ибо проходит образ мира сего» (1Кор.7:31), оставивши все, братья пришли в Лавру святого Саввы3 и посвятили там себя иноческой жизни, в коей и подвизались ревностно, преуспевая в молитвах и во всех добродетелях. За свою добродетельную жизнь Феофан был удостоен пресвитерского сана.

В то время началось безбожное гонение на святые иконы4, которое волновало всю церковь Божию, и многие христиане за почитание святых икон подверглись гонениям и мучениям. Тогда сии премудрые учители и защитники православия были посланы иерусалимским патриархом5, как бы агнцы к волку, к императору Льву Армянину6 для обличения его злочестия. Пришед в Константинополь и представ пред сим богопротивником, они дерзновенно обличали его в злочестии. Вследствие сего братья-философы много пострадали, и не от одного только императора Льва Армянина, но и от других бывших после него, императоров Михаила Балбы и Феофила7. Они претерпели многоразличные мучения, раны и оковы, голод и жажду, ссылки и заклеймение лиц, заточения и другие бесчисленнейшие злополучия. В течение более двадцати лет, от 817-го до 842-го года, они были мучимы и гонимы иконоборцами. Среди сих бедствий, святой Феодор преставился8, а Феофан дожил до наступления мира в Церкви. Сын Византийского императора Феофила, Михаил9, приняв вместе с матерью своею Феодорою скипетр Византийских императоров, восстановил почитание святых икон, внес их в церкви Божии и возвратил из заточения всех святых мужей, страдавших за иконопочитание, оказывая всем им большие почести. Тогда же был возвращен из заточения и святой Феофан и, после принятия рукоположения от патриарха Мефодия10, уничтожившего иконоборческую ересь, был назначен на митрополичью кафедру Никейской церкви11.
  • 23 октября
Преподобный Вассиан (Василий) КонстантинопольскийПреподобный Вассиан был родом из восточной Сирии.

В царствование благочестивого царя Маркиана1 он прибыл в Константинополь. Два именитых мужа Север и Иоанн дали ему средства построить в Константинополе монастырь.

Преподобный еще при жизни прославился своими добродетелями и чудотворениями. Многие, внимая ему, отреклись от мира и приняли иночество.

Число учеников преподобного Вассиана достигло до 300 человек. Многих он избавил от власти диавола и привел к Богу, изгонял бесов, исцелял недуги и творил другие бесчисленные чудеса.

Преподобный почил в глубокой старости2.


Примечания:

1 Маркиан – император Византийский, – царствовал с 450 до 467 г.

2 † в конце V века.


Святитель Димитрий Ростовский






Священномученик Вениамин (Казанский), митрополит Петроградский и Гдовский (ч.1)
  • 13 августа
Священномученик Вениамин (Казанский), митрополит Петроградский и Гдовский
Святитель Вениамин, митрополит Петроградский и Гдовский, родился в 1873 году в семье сельского священника Олонецкой епархии отца Павла Казанского и супруги его Марии и получил во святом крещении имя Василий. Сельское духовенство того времени свято хранило православные традиции, продолжая жить по древним подвижническим идеалам, основой которых были молитвы и труд. В свете постигших впоследствии Российскую Православную Церковь огненных испытаний ясно обнаружилось, какое величие духа, какая нравственная мощь скрывались в смиренном облике многих и многих духовных пастырей Церкви. Они жили одной жизнью с народом и в храме, и в повседневных сельских трудах, назидая его словом и делом, а когда призвал Господь, они показали высшую степень любви к Богу и народу Божию, пребыв верными Христу до смерти (Откр. 2, 10) и полагая душу свою за духовный чад своих (Иоан. 10, 11).

Строгое трудовое воспитание в отеческом доме и природные умственные способности предопределили успехи Василия Казанского в духовной школе. В то время семинарии имели в учебной программе, кроме специальных богословских дисциплин, полный общеобразовательный курс, соответствовавший курсу классической гимназии. Лишь немногие, самые способные из выпускников многочисленных семинарий получали возможность поступить в одну из четырех духовных академий. Окончив в родной епархии Олонецкую духовную семинарию, Василий Казанский поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Еще в детстве и отрочестве он любил читать жития святых и, восхищаясь их героизмом, даже жалел, что живет в такое спокойное время, когда нет возможности пострадать за Христа. Этой детской мечте судил потом Господь осуществиться, когда и он как Святитель Христов «веры ради пострадал еси даже до крове». В студенческие годы окрепла в нем решимость всю свою жизнь посвятить служению Церкви Христовой. На втором курсе он принимает монашеский постриг (в 1895 г.) с именем Вениамин, рукополагается в сан иеродиакона, а в следующем году в сан иеромонаха. Во время обучения в академии иеромонах Вениамин, как и некоторые другие студенты, принимал активное участие в работе «Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе Православной Церкви», которое организовывало беседы на религиозные темы преимущественно для рабочих на заводах и фабриках Петербурга.

В 1897 г. иеромонах Вениамин оканчивает со степенью кандидата Духовную академию, и его назначают преподавателем Священного Писания в Рижскую духовную семинарию. Недолго пришлось ему быть в этой должности. Петербургское начальство обратило внимание на молодого иеромонаха и с повышениями переводило его с одного места на другое. В 1898 г. он уже инспектор Холмской духовной семинарии, в следующем году переводится на ту же должность в столичную Санкт-Петербургскую семинарию. В 1902 году он был возведен в сан архимандрита и назначен ректором Самарской духовной семинарии. В 1905 г. архимандрит Вениамин вновь возвращается в Санкт-Петербург, получив назначение на должность ректора столичной семинарии, и отныне до самой смерти местом его служения будет Санкт-Петербург и Санкт-Петербургская епархия. Как ректор, архимандрит Вениамин пользовался общей и искренней любовью в Санкт-Петербургской семинарии. Жизнь он вел строго-подвижническую и его все, без исключения, считали истинным монахом и святой жизни человеком.

Через несколько лет Господь призывает Своего верного священнослужителя архимандрита Вениамина к высокому епископскому служению. В воскресный день 24 января 1910 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры архимандрит Вениамин был посвящен во епископа Гдовского, викария Санкт-Петербургской епархии. При вручении ему жезла митрополит Антоний (Вадковский) в своей речи особо обратил внимание епископа Вениамина на те слова молитвы хиротонии, где испрашивается, чтобы хиротонисуемый в своем служении стал подражателем истинного Пастыря Господа Иисуса Христа.

«С возложением рук святительских, - сказал митрополит Антоний, - о новорукополагаемом епископе возносится молитва, как и о тебе возносилась ныне, чтобы Господь сотворил его «подражателя быти Его - истиннаго Пастыря, положившего душу Свою за овцы Своя, путевождя слепых, свет сущих во тьме, наказателя немудрых, учителя младенцев, светильника в мире»... Все эти мысли о высоте и величии пастырского служения и о немощах нашей природы в твоем сознании прошли пред тобою, пред принятием тобою архиерейской хиротонии; и ты поведал нам при твоем наречений во епископа, что все относящиеся к сему места Священного Писания как бы огненными буквами предначертывались пред внутренними очами твоими, и ты с благоговением словами апостола сказал себе: «сладце похвалюся в немощех моих, да вселится в мя сила Христова»... При немощи нашей пастырское служение в его святых, Божественных проявлениях совершается в нас благодатию Божиею, силою Христовою. Да будет же всегда с тобою эта сила Христова! Прими сей жезл архиерейский и гряди совершать возложенное на тебя послушание во славу Божию».

С этого дня началось и в течение двенадцати лет продолжалось еще более ответственное, ревностное и жертвенное епископское «послушание во славу Божию» святителя Церкви Христовой Вениамина.

Святитель Вениамин любил церковные службы и довольно часто совершал богослужения в различных храмах Санкт-Петербургской (Петроградской с 1914 г.) епархии и в самой столице. Но особенно он любил служить и возвещать слово Божие в храмах на окраинах Петербурга-Петрограда, где жил и трудился простой рабочий народ; в церквах Путиловского и Обуховского заводов, где пользовался искренней любовью среди рабочих.

Немаловажное значение имела деятельность Владыки Вениамина по спасению падших женщин. Он стал душою основанного для этой цели «Общества Пресвятой Богородицы» на Боровой улице, где находилось тогда немало домов разврата. В ближайшем храме Владыка Вениамин каждую зиму по средам и пятницам служил акафист Пресвятой Богородице, и службы эти посещало множество людей, в особенности женщин, живших грехом. Воздействие служб, личное обаяние и влияние наставлений епископа Вениамина были столь велики, что многие из них, пробудившись от греховного сна, оставляли свое гибельное занятие и возвращались к честной жизни.

Как пастырь добрый Владыка Вениамин всегда находил путь к сердцам «малых сих» - простого люда Петербурга, с умилением называвшего его «наш батюшка Вениамин». Он был искренне любим народом Божиим. И в этой народной любви к нему объяснение того неожиданного изменения в его положении, которое произошло в 1917 году после Февральской революции; В это время во многих епархиях Церкви Российской вводилось выборное начало. Епархиальных архиереев стали избирать на епархиальных съездах клира и мирян. Если в некоторых епархиях этот новый способ замещения архиерейских кафедр вызвал распри и нестроения, то в Петроградской епархии в мае месяце выборы правящего архиерея на альтернативной основе прошли на редкость спокойно. Духовенство и миряне, в частности, питерские рабочие, избрали на Петроградскую кафедру своего любимого викария епархии епископа Гдовского Вениамина. Вспоминая об этом избрании, святитель Вениамин в своем послании «Петроградской пастве» по случаю годовщины своего архипастырства писал: «Избрание архипастыря на Петроградскую кафедру было одно из первых по времени. Оно привлекло общее внимание. Требовался святитель для замещения кафедры тогда еще столицы России.

Жива была традиция пользоваться архипастырями и пастырями Церкви православной для проведения в народ тех или других политических идей. Правящая тогда политическая партия стремилась во что бы то ни стало возвести на Петроградскую кафедру архипастыря общественника, который бы помогал ей в ее политической деятельности. Православный простой народ своим непосредственным чутьем чувствовал, что вообще, а особенно во время борьбы и смены политических направлений, архипастырь должен быть прежде всего религиозный деятель, чуждый всякой политики, и желал иметь святителя не общественника, а молитвенника ...

Своих избирателей я просил, чтобы они, явившие ко мне свою любовь и внимание в возложении на меня избиранием тяжелого бремени архипастырства, своею любовию, молитвою и живым участием и сочувствием помогали бы мне и в несении этого великого бремени. Ответом было пение величания священномученику Ермогену, Патриарху Всероссийскому. Тот, кто запел его, до сих пор так и не может дать себе отчет: почему он запел величание именно этому святителю, а ни кому другому. Очевидно, в настроении собравшихся носилось общее задушевное желание, чтобы новый архипастырь был носитель идей этого великого архипастыря, народолюбца, положившего душу свою за паству свою.

Основная идея, которую мужественно и твердо отстаивал и проводил Святейший Патриарх Ермоген, была та, что вера православная ... основа и сущность России. Всеми силами нужно беречь и охранять ее, эту душу живую народа русского, иначе русский народ погибнет».

13 августа 1917 года, накануне открытия Поместного Собора Российской Церкви, архиепископ Вениамин был возведен в сан митрополита.

После своего избрания на Петроградскую митрополию святитель Вениамин заявил: «Я стою за свободу Церкви. Она должна быть чужда политики, ибо в прошлом она много от нее пострадала. И теперь накладывать новые путы на Церковь было бы большой ошибкой со стороны людей, истинно преданных Церкви. Я приветствую новую жизнь Церкви, когда народ призван к живейшему участию в церковных делах. Самая главная задача Церкви сейчас - это устроить и наладить нашу приходскую жизнь».

Высокое положение в сане Петроградского митрополита не только не отдалило, но еще более духовно сблизило святителя Вениамина как архипастыря со своей паствой. Один из его современников впоследствии вспоминал о святителе Вениамине: «Петроградское население огромным большинством (в том числе голосами почти всех рабочих) вотировало за Владыку Вениамина. Оно давно его знало и было глубоко привязано к нему за его доброту, доступность и неизменно сердечное и отзывчивое отношение к своей пастве и к нуждам ее отдельных членов. Митрополит Вениамин, уже будучи в этом сане, охотно отправлялся по этому зову для совершения молений и треб в самые отдаленные и бедные закоулки Петрограда... Иногда он до позднего вечера выслушивал обращавшихся к нему, никого не отпуская без благостного совета, без теплого утешения, забывая о себе, о своем отдыхе, о пище... Проповеди его всегда были чрезвычайно просты, без всяких ораторских приемов, без нарочитой торжественности, но в то же время они были полны какой-то чарующей прелести. Именно незамысловатость и огромная искренность проповедей митрополита делала их доступными для самых широких слоев населения, которое массами наполняло Церковь, когда ожидалось служение митрополита».

После Октябрьской революции служение святителя Вениамина Церкви Христовой, как и многих архипастырей и пастырей, принимает более выраженный характер, связанный с защитой прав православного народа.

10 января 1918 года митрополит Вениамин обратился в Совет Народных Комиссаров с заявлением следующего содержания: «В газете «Дело народа» за 31 декабря минувшего 1917 года и в других, - писал он, - был напечатан рассмотренный Советом Народных Комиссаров проект декрета по вопросу об отделении Церкви от Государства.

Осуществление этого проекта угрожает большим горем и страданиями православному русскому народу...

Считаю своим долгом сказать людям, стоящим в настоящее время у власти, предупредить их, чтобы они не приводили в исполнение предполагаемого проекта декрета об отобрании церковного достояния. Православный русский народ никогда не допускал подобных посягательств на его святые храмы. И ко многим другим страданиям не нужно прибавлять новых. Думаю, что этот мой голос будет услышан и православные останутся со всеми их правами - чадами Церкви Христовой.

Вениамин, Митрополит Петроградский и Гдовский».

Святитель Вениамин в своем обращении в Смольный защищал не только интересы Церкви, но и государстве, так как исполнение декрета «об отобрании церковного достояния» создавало на религиозной почве взрывоопасную обстановку в стране и могло привести к «очень тяжелым последствиям». Дальнейшие события в Петрограде, да и в других местах, подтвердили справедливость опасений святителя Вениамина.

11 января 1918 года состоялось экстренное собрание «Братства приходских советов г. Петрограда и епархии» под председательством митрополита Вениамина в связи с отобранием Синодальной типографии. В принятой собранием и направленной в Смольный резолюции протеста отмечалось, что «народные комиссары, правящие волею народа, лишают народ возможности удовлетворять его существенные духовные нужды, прекращая печатание Слова Божия, церковно-богослужебных и других религиозно-нравственных книг», и что «отнятие типографии собранием рассматривается, как явное гонение на Церковь».

13 января в Александро-Невскую Лавру прибыл вооруженный отряд матросов и красногвардейцев с предписанием комиссариата призрения «о реквизиции всех жилых и пустующих помещений со всеми инвентарем и ценностями», требуя ее передачи. Монастырские власти решительно отказались отдать Лавру для нужд «комиссариата призрения». В связи с попыткой захвата Лавры, на следующий день вечером в Троицком соборе святитель Вениамин совершил богослужение с акафистом. Собор был переполнен, как на Пасху, взволнованными богомольцами. После богослужения владыка Вениамин, успокаивая верующих, сказал им: «Это - ответ на мое обращение к народным комиссарам оставить церкви в покое - теперь дальше дело самого народа войти в переговоры с народными комиссарами, которые, не услышав моего голоса, быть может, услышат голос народа. Странное обстоятельство. Ведь посягательства происходят исключительно на православные церкви... Православный народ должен выступить немедленно с протестом, и я уверен, что, по милости Божией, разрушение церковного строя будет предотвращено».

Вторая попытка захватить Александро-Невскую Лавру была предпринята 19 января. Предводитель вооруженного отряда матросов и красногвардейцев потребовал от святителя Вениамина очистить митрополичьи покои. На это неправомерное и грубое требование святитель Вениамин отвечал, что против посягательств на права Православной Церкви он может протестовать только по-христиански: как избранный на Петроградскую митрополию он считает своим долгом охранять имущество Лавры, принадлежавшее обществу православных людей - живых членов Церкви. Пригрозив выдворить митрополита Вениамина из лавры силой, предводитель отряда отправился в собрание Духовного собора Лавры и потребовал от епископа Прокопия сдать ему все лаврское имущество: вещи, капиталы и помещения. За отказ выполнить это требование епископ Прокопий и все члены Духовного собора были арестованы. В это время с лаврской колокольни раздался набат. Толпы народа стали стекаться в Лавру. Раздались крики: «Православные, спасайте церкви!». Отряд и его предводитель были обезоружены, арестованные освобождены. Монахи успокаивали возмущенную толпу. Один из них, спасая предводителя отряда, увел его через Тихвинское кладбище подальше от толпы.

Тем временем прибыл новый отряд матросов и красногвардейцев с двумя пулеметами, которые были поставлены на лаврском дворе. По колокольне было дано несколько залпов, однако набат продолжался. Один из красногвардейцев поднялся на колокольню и, угрожая револьвером, согнал оттуда звонивших богомольцев. Красногвардейцы стали энергично изгонять богомольцев с лаврского двора. Раздались выстрелы. Смертельно был ранен и на другой день скончался настоятель Скорбященской церкви протоиерей Петр Скипетров. Он стал увещевать красногвардейцев не чинить насилий над верующими и за это получил себе от одного из них пулю в рот. Но выстрелы и насилия не испугали верующий народ. И духовенству потребовалось не мало усилий, чтобы удержать людей от сопротивления захватчикам Лавры. На следующий день депутации от рабочих Стеклянного и Фарфорового заводов, а позже от рабочих Экспедиции заготовления государственных бумаг посетили митрополита Вениамина и выразили ему свою готовность охранять Лавру. В последующие дни многие верующие сутками не покидали Лавру, охраняя ее. В целях защиты Александро-Невской Лавры и ее святынь от дальнейшего захвата святитель Вениамин благословил совершить к ней в воскресенье 21 января крестные ходы из различных церквей Петрограда. После литургии около двухсот отдельных церковных процессий с иконами, крестами, хоругвями направились к Лавре и на Невском проспекте слились в единый грандиозный крестный ход. Все время звучали церковные песнопения, в храмах раздавался колокольный звон. «Богомольцы, - как сообщали об этом «Церковные ведомости», - несут приходские иконы, а также всероссийские святыни, в том числе икону Христа Спасителя из домика Петра Великого, иконы Казанской Божией Матери из Казанского собора и Владимирскую - из Владимирской церкви... Все участники крестного хода охвачены чувством высокого религиозного энтузиазма. Они знали о расстрелах в Лавре, знали, что каждую минуту могут повториться эти расстрелы, но по призыву пастырей были готовы умереть во главе с ними за Святую Православную Церковь». Святитель Вениамин вместе с викариями Петроградской епархии вышел на лаврскую площадь, чтобы совершить молебен об умиротворении и спасении Богохранимой державы Российской. Перед молебном было зачитано послание Святейшего Патриарха Тихона «архипастырям, пастырям и всем верным чадам Православной Церкви Российской». В этом послании, в частности, говорилось:

«Гонение жесточайшее воздвигнуто и на святую Церковь Христову: благодатные таинства, освящающие рождение на свет человека или благословляющие супружеские союз семьи христианской открыто объявляются ненужными, излишними; святые храмы подвергаются или разрушению чрез расстрел из орудий смертоносных (святые соборы Кремля московского), или ограблению и кощунственному оскорблению (часовня Спасителя в Петрограде); чтимые верующим народом обители святые (как Александро-Невская и Почаевская Лавры) захватываются безбожными властелинами тьмы века сего и объявляются каким-то якобы народным достоянием; школы, содержавшиеся на средства Церкви православной и подготовлявшие пастырей Церкви и учителей веры, признаются излишними и обращаются или в училища безверия, или даже прямо в рассадники безнравственности. Имущества монастырей и церквей православных отбираются под предлогом, что это - народное достояние, но без всякого права и даже без желания считаться с законною волею самого народа...

Зовем всех вас, верующих и верных чад Церкви: станьте на защиту оскорбляемой и угнетаемой ныне святой Матери вашей...

А если нужно будет и пострадать за дело Христово, зовем вас, возлюбленные чада Церкви, зовем вас на эти страдания вместе с собою... словами святого апостола: «Кто ны разлучит от любве Божия? Скорбь ли, или теснота, или гонение, или глад, или нагота, или беда, или меч?» (Рим. 8, 35)...

Мы твердо уповаем, что враги будут посрамлены и расточатся силою креста Христова, ибо непреложно обетование Самого Божественного Крестоносца: «Созижду церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее...».

После молебна крестный ход, возглавляемый святителем Вениамином, направился от Александро-Невской Лавры по Невскому проспекту к Казанскому собору. На площади у Казанского собора торжественно звучат песнопения пасхального канона. Митрополит Вениамин, совершив краткое молебствие, обращается к своей пастве: «Христос Воскресе!» - восклицает он, - и тысячи верующих отвечают ему: «Воистину Воскресе!». «То, что Христос воскрес, - говорит святитель Вениамин, - является основой нашей веры. С ней мы не погибнем! В самом этом крестном ходе не помогла ли нам вера? Многие сомневались, как они будут участвовать в крестном ходе с непокрытыми головами, когда стоят холода, - и Бог послал весеннее солнышко, под лучами которого совершить крестный ход оказалось необременительно. Несмотря на тяжелые, очень тяжелые обстоятельства, мы не должны падать духом. Вспомним протоиерея отца Петра Скипетрова, павшего у дверей дома своего архипастыря. Вот пример для всех, как надо защищать веру православную, храмы святые, своих архипастырей и пастырей».

В тот же день вечером (21 января) в Москве к Святейшему Патриарху Тихону и на Поместный Собор, чтобы доложить о сложившейся обстановке вокруг Александро-Невской Лавры, отправилась депутация от Братства Петроградских приходских советов, возглавляемая настоятелем Казанского собора протоиереем Философом Орнатским. Депутация просила Святейшего Патриарха Тихона восстановить митрополита Вениамина в звании и правах священноархимандрита Александро-Невской Лавры. В своем выступлении на Соборе отец Философ Орнатский отметил «подвижнический образ жизни митрополита Вениамина, его самозабвенные труды и жертвенную решимость», проявленную им во время крестного хода 21 января в Петрограде. Священный Собор 24 января вынес постановление о назначении митрополита Вениамина священноархимандритом Свято-Троицкой Александро-Невской Лавры.

Достойно, по-христиански, охраняло святую обитель и возникшее «Братство защиты Александро-Невской Лавры», члены которого давали обет охранять ее от посягательств дозволенными христианину средствами вплоть до смерти. 23 января 1918 года был издан Декрет «О свободе совести и религиозных обществах», вошедший потом в собрание узаконений (1918 г. N 18) под названием «Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви». Декрет гласил:

«1. Церковь отделяется от государства...

5. Свободное исполнение религиозных обрядов обеспечивается постольку, поскольку они не нарушают общественного порядка и не сопровождаются посягательствами на права граждан Советской Республики.

9. Школа отделяется от церкви. Преподавание религиозных вероучений во всех государственных и общественных, а также частных учебных заведениях, где преподаются общеобразовательные предметы, не допускается. Граждане могут обучать и обучаться религии частным образом.

12. Никакие церковные и религиозные общества не имеют права владеть собственностью. Прав юридического лица они не имеют.

13. Все имущества существующих в России церковных и религиозных обществ объявляются народным достоянием».

Руководствуясь идеологическим принципом - что «коммунизм начинается с атеизма», государство своим декретом открыто объявило «войну» Православной Церкви; начался трудный и сложный период ее «вавилонского» пленения. Святитель Вениамин и Первосвятитель Российской Церкви Святейший Патриарх Тихон еще в преддверии издания декрета верно определили характер отношений атеистического государства к Церкви как «явное гонение на церковь», причем «гонение жесточайшее». И не случайно Святейший Патриарх Тихон, обращаясь к чадам Церкви, призывал их «и пострадать за дело Христово... вместе с собою». Именно так был воспринят декрет и соборным разумом Церкви.

В Соборном постановлении по поводу изданного декрета, в частности, отмечалось: «В переживаемые Россией дни скорби и смуты народной со всех концов земли Русской приходят вести о неслыханных насилиях, причиняемых Церкви отдельными общественными организациями и лицами, ныне стоящими у власти.

Дело не ограничивается отдельными случаями захвата, кощунства, издевательства над пастырями, их ареста и даже убийства. Лица, власть имеющие, дерзновенно покушаются на самое существование православной Церкви. Во исполнение этого сатанинского умысла ныне Советом народных комиссаров издан декрет об отделении Церкви от государства, коим узаконяется открытое гонение как против Церкви Православной, так и против всех религиозных обществ христианских и не христианских... Под предлогом «отделения Церкви от государства» совет народных комиссаров пытается сделать невозможным самое существование храмов, церковных учреждений, и духовенства».

Священный Собор не ограничился оценкой изданного декрета, но и обратился с «Воззванием» к православному народу, в котором говорилось:

«Православные христиане!

От века неслыханное творится у нас на Руси Святой. Люди, ставшие у власти и назвавшие себя народными комиссарами, сами чуждые христианской, а некоторые из них и всякой веры, издали декрет (закон), названный «о свободе совести», а на самом деле устанавливающий полное насилие над совестью верующих.

По этому закону, если он будет приводиться, как местами и приводится уже в исполнение, все храмы Божий и святые обители с их святынями и достоянием могут быть у нас отняты...

Эти святыни - ваше достояние. Ваши благочестивые предки и вы создали и украсили храмы Божий и святые обители и посвятили это имущество Богу. Оберегайте же и защищайте веками созданное лучшее украшение земли Русской - храмы Божии, не попустите перейти им в дерзкие и нечистые руки неверующих, не попустите совершиться этому страшному святотатству. Если бы это совершилось, то ведь Русь Святая Православная обратилась бы в землю антихристову, в пустыню духовную, в которой смерть лучше жизни. Громко заявляйте всем, забывшим Бога и совесть, и на деле показывайте, что вы вняли голосу Отца и Вождя своего духовнаго, Святейшего Патриарха Тихона... Лучше кровь свою пролить и удостоиться венца мученическаго, чем допустить веру православную врагам на поругание.

Мужайся же, Русь Святая! Иди на свою Голгофу! С тобою Крест Святой, оружие непобедимое... А глава Церкви - Христос Спаситель вещает каждому из нас: «Буди верен до смерти и дам ти венец живота» (Апокалипсис 2-10)».

Тем временем продолжалась мировая война, и немцы через Эстляндию шли к Петрограду. Ввиду тяжелого времени, переживаемого городом и епархией, митрополит Вениамин отложил свою поездку в Москву на Поместный Собор. Вместе с тем Владыка митрополит сделал распоряжение, чтобы и все подведомственное ему духовенство, столичное, уездное и сельское, оставалось на своих местах в приходах. Церкви не должны были эвакуироваться. Не должны были также вывозиться чудотворные иконы и другие чтимые святыни, так как, по заключению высшей духовной власти, эти святыни должны оставаться с народом в дни народных бедствий и испытания для духовного утешения и укрепления.

Наблюдался огромный религиозный подъем; храмы Петрограда были переполнены народом. В некоторых церквах стали устраиваться ночные моления, которые шли при огромном стечении народа.

О высоком уровне религиозного настроения в это время свидетельствует в своем послании святитель Вениамин Петроградской пастве.

«Всю свою деятельность, - писал он, - я направлял и направляю к тому, чтобы поддержать и укрепить веру, воодушевить малодушных и утешить унывающих. Везде и всюду, в Петрограде и вне его, в городах: Кронштадте, Ораниенбауме, Петергофе, в Царском Селе и деревнях и селах Лужского уезда я утешался общей верой нашей в Господа Иисуса Христа, молился с народом и учил его вере и любви Христовой. Уровень религиозной жизни Петрограда начал подниматься. Храмы Божии стали наполняться богомольцами и окружаться прихожанами. Вера православная под свои знамена св. креста и хоругви стала собирать все больше и больше верующих людей независимо от. их общественного положения и политических взглядов. Духовенство из своей среды дало пастырей священномучеников, приснопамятных протоиереев Иоанна и Петра. Народ православный в массе созрел до готовности идти на подвиг мученичества и исповедничества и пожертвовать всем, даже жизнью, защищая веру, святыни православные и достояние церковное...

Очевидным показателем для всех создавшегося религиозного народного настроения в Петрограде был незабвенный по своему значению не только в истории Церкви Петроградской, но в летописях всей Церкви Русской, крестный ход 21 января.

Детский пасхальный крестный ход и беспримерный по количеству участников и воодушевлению крестный ход в Фомино воскресенье воочию всех своих и чужих свидетельствуют об уровне религиозной жизни Петроградской паствы. Встреча мощей св. священномученика Патриарха Ермогена, восторженное, радостное ожидание приезда в Петроград Святейшего Патриарха Тихона является вполне естественным ее обнаружением. Религиозное настроение паствы захватило и душу архипастыря. Он жил, вдохновлялся этой верой народной, которая окружала его любовию, охраняла и ограждала от всех нападок и оскорблений вражиих и вдохновляла его на подвиги».

Несмотря на трудности переживаемого времени, 11-15 марта состоялся епархиальный съезд духовенства и мирян. Особое внимание привлек доклад о деятельности Братства приходских советов Петрограда и епархии. Братство намечало организацию детских союзов, широкую просветительскую работу приходов, упорядочение хозяйственной жизни приходов.

В это тревожное и трагическое время радостным событием явился приезд в Петроград (29 мая - 3 июня ст. ст.) Святейшего Патриарха Тихона. Посещением Петрограда и Кронштадта, служением в соборах (Троицком Лаврском, Исаакиевском, Казанском) и храмах Святейший Патриарх молитвенно поддержал, ободрил и вдохновил Петроградскую паству во главе с митрополитом Вениамином. В Правлении Братства приходских советов Святейший Патриарх Тихон сказал следующие замечательные слова: «Я слышал сейчас, что Братство объединяет людей, готовых на подвиги исповедничества, мученичества, готовых на смерть. Русский человек вообще умеет умирать, а жить и действовать не умеет. Задача Братства не только в том, чтобы воодушевлять на мучения и смерть, но и наставлять, как надо жить, указать, чем должны руководствоваться миряне, чтобы Церковь Божия возрастала и крепла. Наше упование - это жизнь, а не смерть и могила». В своем обращении «К Петроградской пастве» святитель Вениамин по поводу приезда в Петроград Святейшего Патриарха Тихона писал: «Святейший Патриарх Тихон, выражал в Москве свою радость и удовлетворение по поводу оказанного ему приема в Петрограде, поручил мне передать Петроградской пастве его благословения и благодарность за эту любовь и сердечное радушие, какими она встречала его. Со своей стороны и я не могу не поделиться с моей паствою своими чувствами по поводу этого приема. Внимая моему сердечному желанию и призыву, действительно пространно расширилось любовью сердце твое, дорогая паства.

Дни пребывания Святейшего Патриарха были днями великого праздника. Везде и всюду, где ни появлялся наш дорогой гость, великий отец, его с благоговением и радостью во множестве окружали православные. Каждый, по мере сил и возможности, старался выразить свою любовь и внимание. Дети не отставали от взрослых.

Поэтому: председателям и членам комиссии по приему, духовенству, певцам и участникам богослужений, членам почетной охраны и блюстителям порядка, служащим и охране Николаевской железной дороги и всем принимавшим то или другое личное или материальное участие во встрече, приеме и проводах в Петрограде, Кронштадте и по пути следования Святейшего Патриарха, выражаю мою сердечную архипастырскую благодарность и радуюсь общей нашей радостью, что дорогой Гость и великий Отец наш, Святейший Патриарх, остался доволен посещением Петрограда и оказанным ему в нем приемом.

Таких светлых праздников и таких радостей, какие все мы пережили во время пребывания у нас Патриарха, Господь да пошлет нам побольше в наши скорбные и бурные дни.

Вениамин, Митрополит Петроградский».

А дни наступили, действительно, скорбные.

Положение Православной Церкви становилось все тяжелее, и сочувствие ей выражали даже представители других вероисповеданий. Еще 16 марта 1918 года к владыке Вениамину явились члены лютеранской генеральной консистории и вручили митрополиту приветственный адрес на имя Святейшего Патриарха Тихона. В адресе, в частности, отмечалось, что антирелигиозные гонения обрушились в главной мере на Православную Церковь.

Летом 1918 года Петроградское духовенство понесло новую потерю. Были арестованы и расстреляны протоиерей Философ Орнатский (род. 1860), знаменитый проповедник, настоятель Казанского собора, общественный деятель, много занимавшийся благотворительностью, устроитель многих детских приютов для бедноты, протоиерей Алексий Ставровский, настоятель Адмиралтейского собора, а осенью кронштадтский протоиерей Григорий Поспелов.

В каком трудном положении находилась Православная Российская Церковь в 1918 году, видно из «Послания Патриарха Тихона Совету народных комиссаров», в котором, в частности, констатировалось: «Все, взявшие меч, мечом погибнут» (Мф. 26, 52). «Это пророчество Спасителя обращаем Мы к вам, нынешние вершители судеб нашего отечества, называющие себя «народными» комиссарами. Целый год держите в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину октябрьской революции. Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды...

Вы разделили весь народ на враждующие между собою станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками русских рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции...

Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью, часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда...

Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем невинных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной «контрреволюционности». Бесчеловечная казнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения - напутствия Св. Тайнами, а тела убиенных не выдаются родственникам для христианского погребения...

Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно... Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископов рыть окопы (епископ Тобольский Гермоген) и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями людей, и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль - это священное достояние всего верующего народа. Вы разрушаете исконную форму церковной общины - приход, уничтожаете братства и другие церковно-благотворительные просветительные учреждения, разгоняете церковно-епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви...» 

1919 год не принес облегчения Православной Церкви. Продолжалось закрытие монастырей, издано распоряжение «о полной ликвидации мощей», а в следующем году духовенство было лишено многих гражданских прав. Святейший Патриарх Тихон в это трудное время обращается с «Посланием» ко всем верным чадам Святой Православной Российской Церкви, чтобы указать им правильную линию истинно христианского поведения и предостеречь их от желания какого бы то ни было мщения. Святейший Патриарх считает, а его позицию святитель Вениамин вполне разделяет, что и в тяжкую годину испытаний «Господь не перестает являть милости Свои Православной Русской Церкви. Он дал Ей испытать Себя и проверить Свою преданность Христу и Его заветам не во дни только внешнего Ее благополучия, а и во дни гонений. День ото дня прилагаются Ей новые испытания. День ото дня все ярче сияет Ее венец. Многажды беспощадно опускается на Ее озаренный смирением лик бич от враждебной Христу руки и клеветнические уста поносят Ее безумными хулами, а Она по-апостольски - в тщету вменяет горечь Своих страданий, вводит в сонм небожителей новых мучеников и находит утеху для Себя в благословении Своего небесного Жениха: Блаженны вы, когда вас будут поносить и гнать и всячески злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь... (Мф. 5, 11)

Мы умоляем вас, умоляем всех Наших Православных чад, не отходить от этой единственно спасительной настроенности христианина, не сходить с пути крестного, ниспосланного Нам Богом, на путь восхищения мирской силы или мщения...

Мы содрогаемся от ужаса и боли, когда после покушений на представителей нашего современного правительства в Петрограде и Москве, как бы в дар любви им и в свидетельство преданности, и в искупление вины злоумышленников, воздвигались целые курганы из тел лиц, совершенно непричастных к этим покушениям, и безумные эти жертвоприношения приветствовались восторгом тех, кто должен был остановить подобные зверства. Мы содрогались - но ведь эти действия шли там, где не знают или не признают Христа, где считают религию опиумом для народа, где христианские идеалы - вредный пережиток, где открыто и цинично возводится в насущную задачу истребление одного класса другим и междоусобная брань.

Нам ли, христианам, идти по этому пути. О, да не будет!

... Нет, пусть нам наносят кровоточащие раны, чем нам обратиться к мщению, тем более погромному, против наших врагов, или тех, кто кажется нам источником наших бед. Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению. Не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром (Рим. 12, 21)».

Труднейшие годы гражданской войны особенно болезненно переживались в Петрограде. Петроград был удален от хлебных губерний, поэтому питерцы страдали от голода сильнее, чем, скажем, москвичи. Множество жителей бежало: представители состоятельных классов - за границу или на юг России, рабочие - в деревни, где было легче прокормиться. Многие погибли от голода и лишений. К концу гражданской войны в Петрограде оставалась лишь десятая часть довоенного (1914 г.) населения. Голод все усиливался и в 1921 году достиг ужасающих размеров особенно в Поволжье. Летом 1921 года Святейший Патриарх Тихон обратился с воззванием «К народам мира и к православному человеку», а также к Главам отдельных христианских Церквей (Православным Патриархам, Римскому Папе, Архиепископу Кентерберийскому и епископу Йоркскому), призывая всех и на Родине, и за границей откликнуться на народное бедствие, постигшее Россию. Тогда же Святейший Патриарх основал Всероссийский Церковный Комитет помощи голодающим. Но правительство признало Церковным Комитет излишним и все собранные Церковью денежные средства были сданы в правительственный Комитет. В декабре 1921 года Правительство разрешило Церкви делать пожертвования на нужды голодающих. Для усиления помощи голодающим Святейший Патриарх Тихон благословил жертвовать и «драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления».

23 февраля 1922 года ВЦИК постановил:

...«1. Предложить местным советам в месячный срок со дня опубликования сего постановления изъять из церковных имуществ, переданных в пользование групп верующих всех религий по описям и договорам, все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть интересы самого культа, и передать в органы Наркомфина, со специальным назначением в фонд центральной комиссий помощи голодающим...».

В ответ на это постановление ВЦИК 28 февраля появилось «Послание Святейшего Патриарха Тихона», в котором изъятие из храмов священных сосудов и богослужебных предметов осуждалось как святотатство. «С точки зрения Церкви, - говорилось в «Послании», - подобный акт является актом святотатства и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад Наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство - миряне отлучением от Нее, священнослужители - извержением из сана (Апостольское правило 73, Двухкратн. Вселенск. Собор. Правило 10)».

Изъятие церковных ценностей вызывало массовые протесты верующих. Против всех сопротивляющихся изъятию ценностей возбуждались уголовные дела, и приговоры выносились самые суровые. Святейший Патриарх Тихон в Москве и митрополит Вениамин в Петрограде были также привлечены к суду за «сопротивление» изъятию церковных ценностей и обвинялись в контрреволюционном заговоре. Однако «Если в России, в это мрачное время, был человек абсолютно, искренне «аполитичным», - то это был митрополит Вениамин. Это настроение было в нем не вынужденным, не результатом какой-либо внутренней борьбы и душевных преодолений. Нет. Его евангельски простая и возвышенная душа легко и естественно парила над всем временным и условным, над копошащимися где-то внизу политическими страстями и раздорами. Он был необыкновенно чуток к бедам, утеснениям и переживаниям своей паствы, помогая всем, кому мог и как умел, - в случае надобности просил» хлопотал... Его благородный дух не видел в этом никакого унижения, ни несогласованности с его высоким саном. Но, в то же время, всякую «политику» он неумолимо отметал во всех действиях, начинаниях и беседах, даже интимных. Можно сказать, что этот элемент для него просто не существовал. Всякие политические стрелы просто скользили по нему, не вызывая никакой реакции. Казалось, что в этом отношении он весь закован в сталь. Ни страха, ни расчета здесь никакого не было (это доказало будущее)».

Еще в 1918 году святитель Вениамин в своем послании к «Петроградской пастве», обращаясь к духовенству, писал: «Дорогие пастыри церкви Петроградской, воспроизведите в своем сознании все пережитое нами в церковной жизни за минувший год моего архипастырства и еще раз напомните себе, что исполняя свои пастырские священнические обязанности, вы совершаете дело величайшей важности, которое народ ценит и ставит соответственной ей весьма, весьма высоко. Прежде всего и главнее всего будьте молитвенниками совершителями богослужений, таинств, треб и всяких молитвословий... К вам идут верующие люди в радости и печали, чтобы помолиться, дайте им эту возможность молиться и сами молитесь с ними, доставьте им то утешение, которое они ждут... Всякая политика, как реакционная, так и модная прогрессивная, должна быть чужда вас. Пастырь не с аристократией, плутократией или демократией, не с буржуями или пролетариями, но со всеми и для всех верующих... На нем нет и не должно быть никакой политической вывески и под такой он не может выступать. Царствие Мое, как сказал Христос, не от мира сего, и никакой политический строй не может с ним совпадать».

«Таков был тот, на долю которого выпало, в качестве главы Петроградской епархии, столкнуться с подступавшей все ближе волной изъятия церковных ценностей, уже помутневшей от пролития крови... Не трудно было предугадать, зная характер и душу митрополита, как отнесется он к изъятию. В этом вопросе для него не существовало колебаний ни на одну минуту. Самое главное - спасение гибнувших братьев. Если можно хоть немногим, хоть едину душу живую, исторгнуть из объятий голодной смерти, - все жертвы оправдываются».

Изъятие церковных ценностей под предлогом помощи голодающим в Петрограде началось в марте 1922 г. Святитель Вениамин, движимый любовью и состраданием, без колебаний согласился отдать церковные ценности на помощь голодающим. Но при этом он считал необходимым всячески стремиться к тому, чтобы отдача церковных ценностей носила характер вполне добровольного пожертвования.

По мнению Владыки Вениамина необходимым был контроль со стороны верующих над расходованием всех пожертвований. Во многих местах, где проводились изъятия ценностей, возникло стихийное сопротивление, вызванное не нежеланием спасти погибающих от голода людей, но недоверием к тем, кто производил изъятие.

«На этой почве могли возникнуть протесты и эксцессы и в Петрограде, а следовательно, и неизбежные кровавые расправы. Предвидя это, митрополит считал весьма целесообразным введение в контроль представителей от верующих.

Существовало, кроме того, для митрополита еще одно препятствие к исполнению требований власти (в той резкой форме, в какой они предъявлялись,) - препятствие, которое, при известной постановке дела, было для него непреодолимым. Благословить насильственное изъятие церковных предметов он не мог, ибо считал такое насилие кощунством».

Совсем иное дело - благословить пожертвование. Этим святитель Вениамин только исполнил бы свой пастырский долг. При согласии власти на пожертвование и на контроль отпадало основание к недоверию со стороны народа. Митрополит Вениамин был убежден, что верующий народ радостно отзовется на призыв своего архипастыря, и дело помощи голодающим совершится мирно и благополучно.

Таково было отношение Владыки Вениамина к готовящемуся изъятию. Как же относились к нему другие?

Приходское духовенство, запуганное событиями последних лет, относилось к изъятию по большей части пассивно. Оно взирало на архипастыря с любовью и доверием, зная, что какое бы решение ни принял Владыка Вениамин, оно будет по совести, а не страха ради. В то же время духовенство боялось за своего митрополита, понимая, что если его решение не будет соответствовать видам властей, он будет немедленно устранен. В общем духовенство и не помышляло о том, чтобы возглавить борьбу против изъятия ценностей.

Кроме духовенства была многочисленная группа «церковников» - так называли тогда активных мирян, в основном из интеллигенции. Именно в этом слое события революции вызвали большой религиозный подъем, немногие стали принимать деятельное участие в церковной жизни. В Петрограде возникло, между прочим, многолюдное Общество объединенных Петроградских православных приходов, куда вошла большая часть всех приходов города. Устав этого Общества был должным образом утвержден и зарегистрирован. Во главе Общества стояло избранное приходскими советами Правление, насчитывавшее несколько десятков членов.

Председателем Правления состоял профессор Петроградского Университета по кафедре уголовного права Юрий Петрович Новицкий. Правление собиралось довольно часто, и заседания были оживленными. Никакой «политики» в этих заседаниях, разумеется, не допускалось. Обсуждались исключительно вопросы церковной жизни. Таких вопросов было много: в условиях разрухи даже, к примеру, лампадное масло представляло трудную проблему.

Митрополит Вениамин относился к Обществу с большой любовью. Правление состояло из людей, близких ему по духу, в большинстве лично ему знакомых; Владыка старался бывать на заседаниях, если же он отсутствовал, его заменял викарный епископ Венедикт, который затем уведомлял митрополита о ходе заседания.

Наиболее серьезную роль во всем, что произошло в Петрограде в связи с изъятием церковных ценностей, играли народные массы. Простые верующие волновались и негодовали. Они были настроены значительно оппозиционнее духовенства. Сдачу даже какой-то части церковных ценностей и на каких бы то ни было условиях они склонны были считать непростительным кощунством. Наиболее энергичное сопротивление изъятию оказали рабочие Путиловского завода. Открыто произвести изъятие в Путиловской церкви так и не удалось; пришлось проделать эту операцию ночью, тайком, без предупреждения. Повсеместно народ брался сторожить церкви, в случае появления комиссии по изъятию ценностей набат созывал верующих. Все это возникало по почину прихожан, не только без согласия, но часто и вопреки протестам духовенства.

Петроградский Совет поначалу считал, что единственная цель декрета об изъятии - помощь голодающим.

«Члены комиссии Помгола (помощи голодающим) при Петроградском Совете начали «кампанию по изъятию» с неоднократных визитов в Правление Общества православных приходов... Смягчить, насколько удастся, форму изъятия, не оскорблять, по возможности, религиозных чувств населения - к этому сводились, в сущности, все пожелания Правления, и в этом отношении оно встретило поначалу известный отклик со стороны Помгола. Митрополит находился в курсе переговоров».

По приглашению комиссии Помгола б марта митрополит Вениамин прибыл в Смольный в сопровождении нескольких лиц, в числе которых был и юрисконсульт Александро-Невской Лавры Иван Михайлович Ковшаров, впоследствии принявший мученическую кончину вместе с митрополитом. Владыка Вениамин представил комиссии Помгола собственноручно им написанное и подписанное заявление.

«Вся Православная Российская Церковь, - говорилось в нем, - по призыву и благословению своего отца Святейшего Патриарха, еще в августе месяце прошлого 1921 года со всем усердием и готовностью отозвалась на дело помощи голодающим. Начатая в то же время и в Петроградских церквах, по моему указанию, работа духовенства и мирян на помощь голодающим была прервана, однако, в самом же начале распоряжением Советской власти. В настоящее время Правительством вновь предоставляется Церкви право начать работу на помощь голодающим. Немедля ни одного дня, я, как только получилась возможность работы на голодающих, восстановил деятельность Церковного Комитета помощи им, и обратился ко всей пастве с усиленным призывом и мольбой об оказании помощи голодающим деньгами, вещами и продовольствием. Святейший же Патриарх, кроме того, благословил духовенству и Приходским Советам с согласия общин верующих принести в жертву голодающим и драгоценные церковные вещи, не имеющие богослужебного употребления.

Однако недавно опубликованный в Московских Известиях декрет (от 23 февраля) об изъятии на помощь голодающим церковных ценностей, по-видимому, свидетельствует о том, что приносимые Церковью жертвы на голодающих признаются недостаточными.

Останавливаясь вниманием на таком предположении я, как Архипастырь, почитаю священным долгом заявить, что Церковь Православная, следуя заветам Христа Спасителя в примеру великих Святителей, в годину бедствий, для спасения от смерти погибающих всегда являла образ высокой христианской любви, жертвуя все свое церковное достояние вплоть до священных сосудов.

Но отдавая на спасение голодающих самые священные и дорогие для себя, по их духовному, а не материальному значению, сокровища, Церковь должна иметь уверенность: 1. что все другие средства и способы помощи голодающим исчерпаны, 2. что пожертвованные святыни будут употреблены исключительно на помощь голодающим, и 3. что на пожертвование их будет дано благословение и разрешение Высшей Церковной Власти.

Когда народ жертвовал на голодающих деньги и продовольствие, он мог и не спрашивать, и не спрашивал, куда и как пойдут пожертвованные им деньги. Когда же он жертвует священные предметы, он не имеет права не знать - куда пойдут его церковные сокровища, так как каноны Церкви допускают, и это в исключительных случаях, отдавать их только на вспоможение голодным и на выкуп пленных.

Призывая в настоящее время, по благословению Святейшего Патриарха, к пожертвованию Церквами на голодающих только ценных предметов, не имеющих богослужебного характера, мы в то же время решительно отвергаем принудительное отобрание церковных ценностей, как акт кощунственно-святотатственный, за участие в котором, по канонам, мирянин подлежит отлучению от Церкви, а священнослужитель - извержению из сана».

«Митрополит встретил в Помголе, как это и удостоверяется в обвинительном акте, самый благожелательный прием. Выставленные им предложения даже не обсуждались детально, до такой степени они казались явно приемлемыми. Общее настроение было настолько светлым, что митрополит встал, благословил всех и со слезами сказал, что, если так, то он собственными руками снимет ризу с образа Казанской Богоматери и отдаст ее на голодающих братьев...

Но, увы! Вся эта иллюзия соглашения оказалась скоропреходящей. Московский центр, по-видимому, остался недоволен Петроградским Советом, не уразумевшим истинных целей похода на церковные ценности... Не соглашение, а раскол, не примирение, а война. Таков был лозунг, о котором не догадался недальновидный Петроградский Помгол.

Надо думать, что Петроградскому Совету было сделано соответствующее разъяснение или внушение, и, когда уполномоченные митрополита явились, как было условлено, через несколько дней в Помгол, чтобы поговорить о некоторых деталях соглашения, то они встретили уже другое настроение и даже других представителей Помгола. Посланцам митрополита было весьма сухо объявлено, что ни о каких «пожертвованиях», ни о каком участии представителей верующих в контроле не может быть и речи. Церковные ценности будут изъяты в формальном порядке. Остается условиться лишь о дне и часе, когда духовенство должно будет сдать власти «принадлежащее государству» имущество. Представители митрополита заявили, что они не уполномочены на этой почве вести переговоры и удалились».

Глубоко огорченный таким поворотом дел, святитель Вениамин 12 марта отправляет в Помгол еще одно заявление, в котором, в частности, говорилось:

... «В день подачи мною указанного заявления я был вызван в Смольный в заседание комиссии по изъятию церковных ценностей. Оглашенный лично мною на означенном заседании текст поданного мною заявления не вызвал никаких возражений по существу. Это обстоятельство, в связи с последовавшими по содержанию обращения заявлениями представителей власти (о недопустимости насильственного отобрания ценностей, о реализации жертвуемых ценностей самими верующими под контролем гражданской власти, о предоставлении церкви права благотворительности через открытие, например, питательных пунктов при храмах, о непосредственной закупке хлеба с иностранных пароходов и пр.) не оставили во мне никакого сомнения в том, что выраженная в моем заявлении искренняя готовность Церкви прийти на помощь голодающим на условиях, ею указанных, понята и оценена представителями Власти по достоинству. Я с тем большим удовлетворением принял все выше поименованные заявления представителей Власти, что они самым убедительным образом рассеивали предубеждения многих верующих людей, склонных видеть и утверждать, что предпринятый по изъятию ценностей шаг преследует цель, ничего общего с помощью голодающим не имеющую...

На заседании в Смольном мне было предложено назначить двух представителей в Комиссию для разработки деталей предъявленных мною условий. В действительности же мои представители оказались в составе комиссии по принудительному изъятию церковных ценностей.

Таким образом создалось положение, при котором мои представители в Комиссии должны, в сущности, способствовать гражданской Власти безболезненному осуществлению неправомерного, по каноническим правилам, посягательства на церковное достояние, являющееся, по нашей вере, достоянием Божиим.

Ввиду создавшегося положения и в предупреждение дальнейших недоразумений и неправильных истолкований моих словесных и письменных обращений, считаю долгом сделать следующие пояснения к моему письменному заявлению от 5 марта с.г. N372:

1. Вновь подтверждаю полную готовность вверенной мне Церкви Петроградской со всем усердием придти на помощь голодающим, если только ей будет предоставлена возможность проявить свою благотворительную деятельность в качестве самостоятельной организации...

4. Настаивая на предоставлении Церкви права самостоятельной организации помощи голодающим, я исходил из предположения, что нужды голодающих столь велики, что Церковь вынуждена будет при развитии своей благотворительной деятельности отдать на голодающих и самые священные предметы свои, использовать которые, по канонам и святоотеческим примерам, только и может непосредственно сама Церковь.

5. Если же предоставление Церкви самостоятельности в деле помощи голодающим будет признано почему-либо нежелательным, то тогда Церковь, отказываясь, в силу канонической для себя невозможности, от передачи священных предметов, все же примет самое широкое участие в помощи голодающим, но только путем сбора денег, продовольствия, вещей и церковных ценностей, не имеющих богослужебного характера, и передаст Гражданской Власти все собранные суммы и предметы для израсходования их на голодающих и без требования даже какого-либо контроля со стороны Церкви...».

Заявление святителя Вениамина осталось без ответа: переговоры были прекращены. «Чувствовалось приближение какой-то грозы... Власти подготовляли какие-то особые меры...

В эти же дни произошли события, оказавшие решительное и неожиданное влияние не только на изъятие ценностей и на судьбу митрополита, но и на положение всей Русской Церкви. События эти послужили тем зародышем, из которого в ближайшие недели выросла так называемая «живая церковь».

В 1990 году впервые в нашей стране были опубликованы полностью некоторые архивные документы, проливающие свет на события того времени. 19 марта 1922 года в «строго секретном» письме для членов Политбюро председатель Совета народных комиссаров В.И. Ленин, в частности писал:

«Именно теперь и только теперь, когда в голодных местностях едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией и не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления...

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого фонда никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в частности, и никакое отстаивание своей позиции в Генуе в особенности, совершенно немыслимы. Взять в свои руки фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть, и в несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало.

Это соображение, в особенности, еще подкрепляется тем, что по международному положению России для нас, по всей вероятности, после Генуи окажется или может оказаться, что жестокие меры против реакционного духовенства будут политически нерациональны, может быть, даже чересчур опасны. Сейчас победа над реакционным духовенством обеспечена нам полностью... Самую кампанию проведения этого плана я представляю себе следующим образом...

В Шую послать одного из самых энергичных, толковых и распорядительных членов ВЦИК..., причем дать ему словесную инструкцию через одного из членов Политбюро. Эта инструкция должна сводиться к тому, чтобы он в Шуе арестовал как можно больше, не меньше чем несколько десятков представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления декрета ВЦИК об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Москву и лично сделать доклад на полном собрании Политбюро или перед двумя уполномоченными на это членами Политбюро. На основании этого доклада Политбюро даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивлявшихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности, также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров.

Самого патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он несомненно стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев...

Чем больше число представителей реакционного духовенства и реакционной буржуазии удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать».

В связи с этим письмом «На заседании Политбюро ЦК РКП (б) 20 марта в составе Л.Б. Каменева, И.В. Сталина, Л.Д. Троцкого и В.М. Молотова обсуждался также предложенный Троцким проект директив об изъятии церковных ценностей, который был принят с поправками:

«1. В центре и в губерниях создать секретные руководящие комиссии по изъятию ценностей...

4. Наряду с этим секретными подготовительными комиссиями имеются официальные комиссии...

6. Одновременно с этим внести раскол в духовенство, проявляя в этом отношении решительную инициативу и взяв под защиту государственной власти тех священников, которые открыто выступают в пользу изъятия...

10. Видных попов по возможности не трогать до конца компании, но негласно, но официально (под расписку через губполитотделы) предупредить их, что в случае каких-либо эксцессов они отвечают первыми.

11. ...Изъятие лучше всего начинать с какой-либо церкви, во главе которой стоит лояльный поп. Если такой нет, начинать с наиболее значительного храма, тщательно подготовив все детали (коммунисты должны быть на всех соседних улицах, не допускать скопления, надежная часть, лучше всего ЧОН, должна быть по близости и пр.)».