Религия России

- Агентство религиозных новостей. Новости религии


mobile-версияИнформационное агентство религиозных новостей

ЕЖЕДНЕВНАЯ ОБЩЕРОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА

ОБЗОР ОБЩЕСТВЕНГОГО МНЕНИЯ ВЕРУЮЩИХ ГРАЖДАН
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ - RELIGRUSS.RU


главная тема: Церковь абсурда всё равно не станет Церковью Христовой


главная | новости | тема | библиотека | ответы на вопросы | контакты

Недавние события
Врачи увольняются, учителя протестуют, но с зарплатами «все хорошо»
Врачи увольняются, учителя протестуют, но с зарплатами «все хорошо»Росстат снова показал оторванную от реальности статистику...

Накануне Росстат порадовал и народ, и власти новой статистикой. Оказывается, по официальным подсчетам, средняя зарплата у учителя в стране - 40 тыс. руб., а у врача и того больше - 79 тыс. И такие данные ведомство не стесняется раскрывать на фоне скандалов с массовыми увольнениями врачей, онкологов и протестами учителей. Средняя зарплата по стране, как всем известно, - это "средняя температура по больнице", поэтому были показаны и отдельно регионы, где самые высокие и низкие зарплаты. Север и центральные районы лидируют: например, врачи и учителя на Чукотке получают 187,9 тыс. и 99 тыс. соответственно, в ЯНАО - 182,7 тыс. и 97 тыс., в эту же категорию попали Москва, Сахалин, Магадан. В списке "отстающих" в основном...

ФСБ выступила против «цифрового профиля», правительству наплевать
ФСБ выступила против «цифрового профиля», правительству наплеватьСегодня утром ряд СМИ, начиная с «Коммерсанта», потрясла сенсация: ФСБ выступила против законопроекта «О цифровом профиле», о котором много рассказывала «Катюша» и против которого выступают общественники и Церковь. Для экспертов Комитета по защите персональных данных это не новость: ФСБ направила отрицательный отзыв на законопроект еще в июле, справедливо указав, что он подрывает государственную и личную безопасность.

Однако правительству в лице цифрового вице-премьера Максима Акимова на это наплевать: Правительство поддержало законопроект и будет требовать от Думы его скорейшего принятия, прикрываясь авторитетом президента Путина, т.к. «цифровой профиль» является одной из важнейших составных частей строящегося электронного концлагеря...

Драбинке и Шостацкому разрешили служить в греческом храме
Драбинке и Шостацкому разрешили служить в греческом храмеДелегация украинских раскольников возглавляемая Александром Драбинко и Симеоном Шостацким, в качестве «паломников» прибыли в Грецию, где им разрешили служить в храме святого Иоанна Русского на Эвбее. Иерарх, позволивший это бесчинство, - так называемый митрополит Халкидский Хризостом. Он разрешил членам СЦУ-ПУПЕЦа совершить «литургию» в храме святого праведного Иоанна Русского в Нео Прокопионе, тем самым дав им возможность осквернить святыню.

Об произошедшем событии сообщает сайт «Винницко-Барская епархии» СЦУ-ПУПЕЦа. «Паломническая группа покидала Нео Прокопион с большим вдохновением и благодарностью Богу за то, что он все премудро устраивает на их пути. Ведь чем, если не проявлением ...

В рабстве у диавола
В рабстве у диаволаО том, как жители преисподней вселяются в тела и души шнуровых, богомоловых и невзоровых...

6 ноября 2019 года на радио «Эхо Москвы» бес вещал устами Невзорова, а в театре на Малой Бронной со скандалом прошла премьера спектакля «Норма» по провокационному роману «постмодерниста» Владимира Сорокина. Новый худрук театра, он же новый муж Собчак, Константин Богомолов был вынужден оправдываться перед разгневанными зрителями. «Чего стоит сцена, где один из героев сношает родную землю. В спектакле акт изображен в деталях, - пишет «Комсомольская правда». «А другие герои поедают "норму”, т.е. фекалии. Испражнения. Константин Богомолов, его супруга Ксения Собчак и многочисленные приглашенные на премьеру знаменитости хихикали, когда персонажи на сцене на полном серьезе обсуждали происхождение "нормы”...

Публикации
  • 15 ноября
СЦУ-ПУПЕЦа канонически не существует, Думенко - мирянин и не член Церкви!Самое абсурдное в ситуации, связанной с расколом Православия это то, что такую грандиозную мировую трагедию организовали вовсе не архиереи, не простые члены Церкви, а люди, не имеющие к Православию никакого отношения. Как минимум три Предстоятеля Поместных Церквей поминают на Литургиях даже не бывшего епископа, ушедшего в раскол, типа Михаила Денисенко, а человека-мирянина, не члена церкви, коим является Думенко, именуемого Епифанием.

Об этом еще месяц назад предупреждал митрополит Пирейский Серафим, который совершенно справедливо считает, что в так называемом «объединительном соборе», во время которого образовалась организация СЦУ-ПУПЕЦ участвовали люди, не имеющие священного сана, а вся ее «иерархия» – это нерукополженные миряне. Комментируя решение Архиерейского ...

Ваше мнение
Считаете ли Вы критский собор еретическим?
Да, безусловно
Нет, не считаю
Святоотеческое
Слово на Покров Пресвятой Богородицы
Слово на Покров Пресвятой БогородицыПразднуем мы сегодня, братие и сестры о Господе, чудный Покров Божией Матери, распростертый над родом христианским, открывшийся чрез видение блаженного Андрея, Христа ради юродивого, и ученика его Епифания в церкви Влахернской еще в начале Х века при нашествии в Царьград сарацин. И не только греки, но и вся Церковь Русская торжественно стала праздновать этот Покров повсюду. Земля Русская особенно считала себя «домом Богородицы», находящимся под покровом Ее и святых. Никто не видел явственно Покрова своими очами так, как преподобные Андрей и Епифаний, но все жили верою, что, Покровом этим охраняемая, созидается земля Русская. Самые иконы Пресвятой Богородицы, самые останки святых, мощи, лобызают верующие христиане с благоговением и любовью, веруя, что даже чрез лобызание или прикосновение к ним изводят они для себя оттуда источник исцелений, освящения, крепости и благословения.

Но вот эта вера не всеми разделяется, да и верующие не одинаково в ней всегда стоят. Начинают и у последних в некоторые часы, особенно когда они о чем-либо пламенно молили и, как им кажется, не получили, являться сомнения: да подлинно ли есть Покров Божией Матери и святых Божиих? Кто же из нас видел его своими очами или хотя бы ощущал как-либо следы его осенения? Не обман ли это только чувств людей мечтательных, не призрак ли их собственного воображения, созданный расстроенным умом? Так всегда неверие хочет обратить в призрак и обман всю святую веру с ее чудесами. Так и явления воскресшего Христа хотят люди неверующие обратить в призраки, виденные будто бы Марией Магдалиной и апостолами, пламенно ожидавшими воскресения. При этом не хотят вспомнить и знать, что Мария Магдалина и апостолы пламенно воскресения не ожидали, потому что о нем совсем и не помышляли: первая шла помазать Тело Умершего и, когда уже увидела воскресшего Христа, все еще принимала Его за виноградаря, вторые с разочарованием говорили:
Слово на день Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня
Слово на день Воздвижения Честного и Животворящего Креста ГосподняКресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим!

Христианский православный мир совершает ныне торжественное поклонение Животворящему Кресту Господню. Во время всенощного Богослужения вы созерцали с душевным умилением пятикратное воздвижение его с пением часто по­вторяемой покаянной молитвы Господи, помилуй по мере ниспускания креста настоятелем к земле и потом постепенного его возвышения до прямого положения священнодействующего.

На четыре стороны совершается это воздвижение в знак того, что Господь Крестом Своим искупил весь четверочинный мир: восток, запад, север и юг; и потом еще на восток – в знак искупления человека   пятичувственного, непрестанно согрешающего своими пятью (пятою) чувствами.

Что было началом это торжественного обряда? Началом его было обретение царицей Еленой, матерью царя Константина, первоначального Креста Господня, от которого по обретении совершилось чудо воскрешения мертвеца и который хотел видеть весь народ, собравшийся во множестве из Иерусалима и окрестных мест, чтобы воздать ему благоговейное поклонение. Тогда народ, видя его на возвышенном месте в руках патриарха Макария, воздвигавшего его на все четыре стороны, поклонялся и многократно в умилении и ужасе восклицал: Господи, помилуй! Вот начало праздника Воздвиже­ния Креста. При этом воспоминаются и чудесные явления креста на небе: одно царю Константину и воинству его с надписанием кругом его: Сим победиши – и другое при императо­ре Констанции и святом епископе Кирилле Иерусалимском в лучезарном сиянии, виденное всеми жителями Иерусалима.
  • 7 декабря

  • [0]
Авторизация
Календарь
«    Ноябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Архив новостей
Ноябрь 2019 (35)
Октябрь 2019 (81)
Сентябрь 2019 (102)
Август 2019 (94)
Июль 2019 (100)
Июнь 2019 (96)
Евангелие от Матфея, глава 18:05-06 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает; кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили в глубине морской

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский


Евангелие от Матфея, глава 18:02-04 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
Иисус, призвав дитя, поставил его посреди их и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете, как дети, не войдете в Царство Небесное. Итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Царстве Небесном

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский 

Евангелие от Матфея, глава 18:01 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
В то время ученики приступили к Иисусу и сказали: кто больше в Царстве Небесном

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский

Евангелие от Матфея, глава 17:27 с толкованием блаж.Феофилакта Болгарского
но чтобы нам не соблазнить их, пойди на море, брось уду и первую рыбу, которая попадется, возьми; и, открыв у ней рот, найдешь статир; возьми его, и отдай им за Меня и за себя

Толкование на Евангелие от Матфея

Блаж. Феофилакт Болгарский 
  • 3 октября
Священномученик Николай (Искровский), пресвитер17 июля 2001 го­да Опре­де­ле­ни­ем Свя­щен­но­го Си­но­да Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви бы­ло вы­не­се­но по­ста­нов­ле­ние о про­слав­ле­нии про­то­и­е­рея Ни­ко­лая в ли­ке свя­тых. С это­го мо­мен­та вся пол­но­та Небес­ной и зем­ной Церк­ви на­чи­на­ет воз­но­сить мо­лит­ву к угод­ни­ку Бо­жию Ни­ко­лаю Ис­кров­ско­му, мо­ля его о пред­ста­тель­стве ко Спа­су на­ше­му Иису­су Хри­сту.

Тро­па­ри и кондак свя­щен­но­му­че­ни­ку яс­но по­ка­зы­ва­ют за­слу­ги свя­то­го пе­ред Бо­гом и Цер­ко­вью. Стра­да­ния, незло­би­вая му­че­ни­че­ская смерть в го­ди­ну ог­нен­ных ис­ку­ше­ний Рус­ской Церк­ви яв­ля­ют яр­кое сви­де­тель­ство ис­по­вед­ни­че­ской жиз­ни свя­то­го. Его тру­ды и факт ис­по­вед­ни­че­ства вполне срав­ни­мы с несе­ни­ем Кре­ста Гос­по­дом на­шим Иису­сом Хри­стом, его путь к Цар­ствию Небес­но­му по­ис­ти­не есть ше­ствие тес­ны­ми вра­та­ми. Кто бы мог по­ду­мать, что в за­те­рян­ной глу­ши - се­ле Ис­кров­ка - вос­си­я­ет Небес­ный Свет че­ло­ве­ком. Но как в кап­ле мор­ской во­ды чув­ству­ет­ся вкус, за­пах и энер­гия мор­ской пу­чи­ны, так и в по­дви­жи­ни­че­стве угод­ни­ка Бо­жия свя­щен­но­му­че­ни­ка Ни­ко­лая обиль­но про­яви­лась бла­го­дать От­ца Небес­но­го.

Ис­то­рия церк­ви неболь­шо­го от­да­лен­но­го се­ла Ис­кров­ка тес­но пе­ре­пле­та­ет­ся с судь­бою по­след­не­го им­пе­ра­то­ра Рос­сии Ни­ко­лая ІІ, его лич­ным уча­сти­ем в устро­е­нии хра­ма.

В на­ча­ле XX сто­ле­тия к ца­рю об­ра­ти­лись лю­ди с прось­бой о вы­де­ле­нии зем­ли под стро­и­тель­ство церк­ви. На ме­сте они не смог­ли ре­шить это­го во­про­са, так как пан Вик­тор, ко­то­ро­му при­над­ле­жа­ла зем­ля, за­про­сил за нее боль­шую пла­ту. Им­пе­ра­тор не толь­ко удо­вле­тво­рил про­ше­ние лю­дей, но и по­ин­те­ре­со­вал­ся, есть ли сред­ства на стро­и­тель­ство, есть ли про­ект? И ко­гда узнал, что все­го необ­хо­ди­мо­го по­ка нет, по­же­лал при­нять лич­ное уча­стие. За свой счет он от­прав­лял кир­пич на стан­цию Ря­до­вая, что бы­ла бли­жай­шей к Ис­кров­ке, опла­чи­вал пе­ре­воз­ку ма­те­ри­а­лов и ра­бо­ту стро­и­те­лей.


  • 1 октября
Священномученик Вениамин (Благонадеждин) Священномученик Вениамин родился 24 марта 1880 года в селе Опарино Константиновской волости Александровского уезда Владимирской губернии в семье псаломщика Ильи Благонадеждина. В 1904 году Вениамин Ильич окончил Московскую Духовную семинарию и был направлен учителем в ВерхнеМахоловскую школу Серпуховского уезда Московской губернии. После этого он служил учителем в Старо-Голутвинской школе в городе Коломне и в Благовещенской школе в Дмитровском уезде Московской губернии. В 1906 году он был рукоположен во священника ко храму в селе Чеково Небыловской волости Владимирского уезда Владимирской губернии, в котором он прослужил до своего ареста. Во времена гонений на Церковь от безбожной власти отец Вениамин несколько раз привлекался к судебной ответственности под предлогом неуплаты налогов.

В 1926 году он был привлечен в качестве свидетеля по делу епископа Афанасия (Сахарова), который был обвинен в произнесении антисоветских, контрреволюционных проповедей. Отвечая на вопросы следователя, отец Вениамин сказал: «26 ноября в престольный праздник святого Георгия я был старостой Ершовым и священником Ключаревым от имени церковноприходского совета церкви села Лыково приглашен для участия в богослужении: всенощной 25 ноября и литургии 26 ноября 1925 года. Ключарев мне говорил, что они просили епископа Афанасия приехать для архиерейского богослужения. Я в богослужении участвовал как за всенощной, так и за обедней, стоя на четвертом месте во время совершения епископом Афанасием службы. 

За вечерним богослужением 25 ноября старого стиля епископ Афанасий сказал проповедь, смысл которой в общих чертах сводится к следующему. Он Церковь разделил на два течения. Одно, которое держится старых форм вероучения, а другое – отделившееся с новыми формами, идущими вразрез со старыми, обрисовав обновленцев как фальшивую монету, ибо обновленцы так же молятся, так же крестятся, но на самом деле они церковной благодати лишены, как нарушители церковных канонов.
  • 30 сентября
Преподобномученики Павел (Моисеев), Феодосий (Соболев), Никодим (Щапков), Серафим (Кулаков) и купец Павел ГаничевНастоятель монастыря архимандрит Павел, в миру Иван Яковлевич Моисеев, родился 16 февраля 1849 года в деревне Дресвищи Грязовецкого уезда Вологодской губернии в крестьянской семье. Грамоте обучался самостоятельно, по Псалтири. Любил читать жития святых, деревенских игр сторонился.

Решение принять монашество Иван принял в зрелом возрасте, когда уже минуло тридцать. Накануне Великого поста 19 марта 1880 г. Иван был определен послушником Павло-Обнорского монастыря, близ того места, где он родился и где бывал неоднократно.

Пройдя полугодовое послушание, 9 октября, в день празднования местночтимой Корсунской иконы Божией Матери, он принял монашество с именем Павел. Через месяц, 16 ноября, его рукоположили во иеродиакона, а 24 июня 1881 года – во иеромонаха. В 1887 году по поручению епархиального начальства о.Павел полгода управлял Павло-Обнорским монастырем, был его казначеем. В 1890 году он оказался в Устюге, став сначала настоятелем Николаево-Прилуцкого монастыря, а затем благочинным монастырей Велико-Устюгского викариатства.

Много забот и стараний положил он на спасение вверенных ему насельников. 24 июня 1898 года епископ Велико-Устюгский Гавриил возвел иеромонаха Павла в сан игумена и вручил ему посох. 13 марта 1902 года игумен Павел становится настоятелем Коряжемского Николаевского монастыря. Отныне и до смерти местом его служения будет эта обитель. Для братии, терпящей всякие нестроения, он стал крепкой нравственной опорой. Словом утешения, ободрением и вразумлением поддерживал каждого, и особенно слабых духом, помогал им приблизиться к Богу.

Декрет новой власти, отделивший Церковь от государства, обеспокоил о.Павла. 
Слово на Преображение Господне
  • 19 августа
Слово на Преображение Господне«Приидите взыдем на гору Господню и в дом Бога нашего, и узрим славу Преображения Его, славу яко Единородного от Отца: светом приимем свет, и возвышени бывше духом, Троицу Единосущную воспоим во веки!» После того, как вчера от лица Святой Церкви приглашал я вас, братие, предочиститься и приуготовить себя к Божественному восходу на гору Божию святую, дабы там быть самовидцами Преображения Господа, после сего некоторые, вероятно, уже предварили нас сим святым делом, и были мыслью и духом на горе святой; а некоторые, может быть, не только были там, но и сами причастились славы Преображения Господня, которое, по уверению апостола (2Кор.3:18), есть событие, долженствующее повториться над всеми истинными последователями Христовыми. Но тем не менее все, и бывшие и не бывшие, «приидите, взыдем на гору Господню!» Бывшие на ней не удивятся, что их паки приглашают туда, где верховный из апостолов хотел остаться навсегда; а не бывшие тем паче должны поспешить в то место, где воистину – «добро есть... быти!» (Мф.17:4). 

Но кто будет нашим руководителем в сем, как называет его Церковь,«Божественном восходе»? Будут руководителями три святые евангелиста: Матфей, Марк и Лука, кои, хотя сами не созерцали славы Преображения очами телесными, но тем не менее удостоены от Духа Святаго не только созерцать славу сию очами духовными, но и возвестить о ней всему миру в своих писаниях. А чтобы нам по слабости и неопытности своей не отстать и от сих великих руководителей, то будем чаще, среди сего духовного шествия и созерцания, советоваться с теми, кои многократно и весьма успешно совершали оное: я разумею святых отцов, оставивших нам множество прекрасных размышлений о Преображении Господа нашего. 

В надежде на таких руководителей и наставников, перенесемся, братие, духом на гору Фаворскую. 

«Бысть же по словесех сих яко дний осмь» (Лк.9:28), – так начинается повествование о Преображении. Не без важной причины евангелисты, кои большей частью не обозначают подробно времени событий, в сем случае все указывают на него. Между событием, на которое они указывают, и Преображением Господа должна быть тесная, внутренняя связь. Что же произошло за восемь дней? 

За восемь дней произошли две важные вещи: одна весьма приятная, а другая весьма неприятная. 

Приятно было, что Петр на вопрос Иисуса Христа апостолам, «вы же кого Мя глаголете быти!» (Мф.16:15) – вопрос, предложенный по случаю разногласия о Нем народных мнений, – отвечал со всей твердостью: «Ты еси Христос, Сын Бога Живаго!» (Мф.16:16). Богочеловек в награду за такое торжественное исповедание Его Божественного достоинства, еще никому из учеников до толе явно Им не открытого, – пророчественно назвал Петра камнем Своея Церкви, обещал даровать ему ключи Своего Царствия, и с сего времени начал открытее вести Себя в кругу учеников, как обетованный Мессия; но вместе с тем начал и часто предсказывать о Своей крестной смерти. 

Весьма неприятным было то, что сей же самый Петр, услышав в первый раз о кресте, и думая, что такая ужасная участь вовсе несовместна с достоинством Сына Божия, им исповеданного, почел за долг любви пререкать Ему в сем, говоря: «не имать быти Тебе сие!» (Мф.16:22). Пререкание и сострадание сие были так безвременны, так противны планам премудрости Божией о спасении рода человеческого, но вместе и так искусительны для слабой природы человеческой, всегда отвращающейся страданий, что Спаситель, дабы одним разом исторгнуть с корнем опасную мысль, принужден был сказать Петру: «иди за Мною, сатано, соблазн Ми еси!» (Мф.16:23). 

Вот что произошло за восемь дней до Преображения! Ученикам в первый раз были совершенно ясно открыты и Божественное достоинство Учителя, и Его будущий крест: первое принято единодушно, а последний нашел сильное противоречие. 

Соображаясь с сим, что происходит теперь на Фаворе, нетрудно, братие, видеть внутреннюю связь между тем и другим событием. Петр, вопреки мнению народа, почитавшего Иисуса за Илию, или за единого от Пророк, исповедал Его Сыном Божиим; и вот, на Фаворе Сам Отец подтверждает то же самое, а Моисей и Илия являются пред Ним, яко слуги. Но тот же Петр, последуя всеобщему ошибочному мнению своих единоплеменников, полагал, что Крест совершенно несовместим с достоинством Мессии; и вот, Моисей и Илия среди самой славы Фаворской говорят не о чем другом, как о Кресте; да ведают все соблазнявшиеся Крестом, что основание его не на земле, а на небе, что он неразлучен со славою Сына Божия, и есть плод Его собственного произволения и любви к людям. 

Такова связь Преображения Господня с предшествовавшими ему событиями, и таково его внутреннее значение и цель! Святая Церковь весьма ясно и сильно выражает сие самое, когда поет: «на горе преобразился еси, да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное». 

Последуем теперь за сказанием евангелистов. 

«И по днех шестых поят Иисус Петра и Иакова и Иоанна... возведе их на гору высоку едины» (Мф.17:1). 

Величайшее чудо требовало не одного свидетеля; посему их поемлется трое; в свидетелях требовалось особенной способности к духовному созерцанию; посему поемлются избраннейшие: Петр – первый из апостолов по вере (Мф.16:16–18), Иоанн – первый по любви (Ин.21:20), Иаков – первый по терпению и венцу мученическому (Деян.12:2). Прочие ученики, вероятно, еще не способны были (Ин.16:12) перенести славу Преображения своего Учителя и Господа. Я говорю: перенести. Ибо, хотя на Фаворе было весьма добро быти; но при гласе из облака и избраннейшие упадут ниц и будут вне себя от страха. Для других такое явление могло быть сопряжено с крайней опасностью; тем паче для предателя лучи пренебесной славы могли быть нестерпимы, а его нельзя было оставить одного, не подав повода к подозрениям и жалобе на пренебрежение. 

Местом Преображения избрана «высокая гора» (Мф.17:1), – по древнейшему преданию Фавор, прославленный еще победою Варака (Суд.4:14–16). Великая высота невольно возвышает дух и отрешает, более или менее, от всего земного; а уединенное безмолвие, не возмущаемое присутствием тварей, располагает к собеседованию с Творцом. Посему-то издревле большая часть Богоявлений – Аврааму, Моисею, Илии – последовали на горе. Фавор для того как бы и создан, ибо и ныне еще, по свидетельству путешественников, есть лучшее место в целой Палестине. Творческая десница Бога Отца нарочито предукрасила место будущего Преображения возлюбленного Сына. 

Сон (Лк.9:32), в коем находились апостолы при начале Преображения, дает разуметь, что они возведены были на гору во время, располагающее ко сну, и что им не была открыта предварительно чрезвычайная цель возшествия. Иначе можно ли было предаться сну? Учитель имел обыкновение удаляться в горы для молитвы (Лк.6:12), и теперь «взыде», –замечает евангелист Лука, – «на гору помолитися» (Лк.9:28). Что произойдет среди сей и от сей молитвы – о том ведал, разве только Сам Он. 

Как ни легко было совершать молитву на вершине Фавора, в безмолвии всего окружающего, вблизи Божественного Учителя, но ученики не могли разделять ее с Ним до конца, и уступили над собою власть сну, который, как справедливо замечают, с наибольшей силою нападает на человека во время молитвы, и тогда наипаче овладевает им, когда почему-либо наиболее нужно бдеть. 

Богочеловек продолжал молиться один. Можете представить, или лучше сказать, невозможно и представить, как молился Отцу – Сын Единородный, Возлюбленный, в минуты столь важные! Евангелисты не сказывают нам, что именно было предметом Его молитвы. Но это отчасти видно само собою. Как для нас в деле спасения нет ничего, так и для Богочеловека в деле служения сему спасению, не было ничего важнее Креста (Лк.9:22–24). Мог ли посему самому Крест сей быть забыт в молитве на Фаворе? Моисей и Илия, конечно, не столько сами начали, сколько продолжали начатую в молитве беседу Богочеловека с Отцом, но они – «глаголаста исход Его!» (Лк.9:31). 

Но что бы ни было предметом Фаворской молитвы Иисусовой, только молитва сия была из самых необыкновенных даже между Его молитвами, ибо, «егда моляшеся, видение лица Его ино» (Лк.9:29): оно «просветися яко солнце, ризы же Его быша белы яко свет» (Мф.17:2), «блещащяся» (Мк.9:3). То есть, – сколько можно изъяснять подобные явления слабым словом человеческим, – молитва до того возбудила и подвигла сокрытую в человечестве Иисусовом полноту Божества, что она, преисполнив душу Богочеловека светом своим, проникла сквозь тело и просияла в лице; не вмещаясь здесь, осияла и преобразила самую одежду. Если вы, братие, читывали жизнеописания святых, то, без сомнения, припомните теперь, что, при всей Божественности настоящего чуда, нечто подобное происходило и в жизни святых. И они иногда, во время молитвы, от внутреннего восторга души, распаленной любовью к Богу, казались окруженными светом небесным и принимали вид прославленный – например, Арсений Великий (Четий Минеи, 8 мая), Феодор Эдесский (9 июля), Григорий Омиритский (19 декабря). Тем естественнее было это в молитве Богочеловека, в Коем Божество, как ни скрывалось под завесою человеческой плоти, при всяком особенном случае обнаруживало свое присутствие, и «блистало», по выражению Церкви, как молния (служба на Преображение Господне).Собор Рождества Пресвятой Богородицы

Фаворская слава требовала неукоснительных свидетелей; но избранные на земли свидетели «бяху отягчени сном»! (Лк.9:32). Посему явились другие, из другого мира, привлеченные силою, может быть, той же необыкновенной молитвы, среди коей и от коей последовало самое Преображение. «Явистася им Моисей и Илия, с Ним глаголюща» (Мф.17:3). 

Моисей является, как ходатай и учредитель Ветхого Завета, пред Начальником и Совершителем Завета Нового; Илия – как главнейший из пророков, по своей ревности и действиям, пред Тем, в Коем получали теперь исполнение все пророчества. Являются оба – «во славе», подобной славе Богочеловека, и от Него видимо заимствуемой, – показуя сим на себе, что и все последователи Его «просветятся», чрез Него, некогда «яко солнце в Царствии Отца» Небесного (Мф.13:43). К таковому, раннему в сравнении с другими праведниками, просветлению славою небесною, в Илии положено было начало беспримерным взятием его на небо с телом (4Цар.2:11), а в Моисее – чудесным отсветом славы на лице его от собеседования с Богом (Исх.34:29–35), вследствие коего и во время смерти, как замечает святой историк, «не отемнесте очи его, не истлеста устне его» (Втор.34:7). А между тем, предварить видением во плоти Того, Кого все праведники и пророки ветхозаветные желали видеть и не видели, – было новой наградой и для законодателя Синайского и для пустынножителя Кармильского. На Фаворе исполнилось наконец желание их: видеть Бога лицом к лицу (Исх.33:13.3Цар.19:13), ибо они узрели здесь Того, Который есть «сияние славы и образ ипостаси Его» (Евр.1:3), и сподобились беседовать с Ним лицем к лицу. И для Сына Человеческого первое свидание во славе с величайшими из предшественников и провозвестников Своих служило, без сомнения, некиим утешением среди Его земного многострадального поприща. 

Но предмет Фаворского собеседования был нерадостен! «Явлъшася во славе, глаголаста же исход Его, егоже хотяше скончати во Иерусалиме» (Лк.9:31). Почему и небожители глаголаста исход, то есть беседовали о последних днях и смерти Богочеловека, а не о другом чем-либо, радостном и приятном; побуждения к сему мы уже коснулись несколько нашим размышлением. То есть Крест, как должно полагать, был уже, еще до явления небожителей земнородных, предметом молитвенного собеседования Иисусова со Отцем, и они не сами начали, а только продолжали уже начатое Самим Крестоносцем слово крестное. Как продолжали? Благоговейным углублением в причины и цель страданий и смерти Сына Божия, приведением на память древних пророчеств и событий, ее прообразовавших, подробнейшим изображением обстоятельств будущего жертвоприношения Голгофского. Такое собеседование с Учителем о Кресте двух величайших лиц Ветхого Завета всего более могло служить в уме апостолов к удалению соблазна от Креста. 

Не было ли какой-либо потребности в сем собеседовании для Самого Богочеловека? Если и была, то она доведома Ему единому. 

Когда два свидетеля мира горнего вновь довершали таким образом на земле древнее Богослужение свое, три свидетеля мира дольнего едва не проспали свою великую стражбу: бяху отягчены сном! Такова природа человеческая! На Фаворе и в Гефсимании равна самой себе: дремлет, когда нужно бодрствовать, и, напротив, бдит иногда назло, когда нужно почивать. 

Наконец, избыток пренебесного света проник и в сомкнутые сном очи. Пред окончанием беседы, когда Моисей и Илия уже готовились отойти паки на небо (Лк.9:33), ученики пробудились от сна, чтобы погрузиться в восторг! Пред ними – их Учитель, но какой? и с чем? – Все исполнено света, величия, блаженства! Не было нужды спрашивать, кто беседующие с Ним? Если бы прославленный вид Моисея и Илии и внутренний характер их, отражавшийся в самой внешности, не говорил о них, то сердце давало знать, что это «они» – первейшие из небожителей! Смятенные, притрепетные, ученики не знали после сего от восторга, что сказать и что делать (Мк.9:5–6). У одного Петра разверзлись, по обычаю, уста; но говорил ими не ум, а сердце, по первому впечатлению чувств. Заметив (Лк.9:33), что Моисей и Илия хотят отойти, и не желая так скоро расстаться с Фаворским блаженством, он невольно воскликнул: «Господи, добро есть нам зде быти: аще хощеши, сотворим зде три сени, Тебе едину, и Моисеови едину, и едину Илии» (Мф.17:4). То есть, – как изъясняет сии слова святой Златоуст, – зачем оставлять такое прекрасное место, чтобы идти во Иерусалим, на Крест? – Лучше устроить здесь жилище для всех, и в уединении, сколько можно долее, наслаждаться блаженством. 

«Не ведый, еже глаголаше» (Лк.9:33) – замечает о сем восклицании Петровом евангелист Лука. 

В самом деле, им предполагалось, что Преображение и слава Учителя не суть явления временные, а продолжатся навсегда; что Моисей и Илия с прославленными телами могут остаться жить на нашей бренной земле – предположения несбыточные! Что за образ жизни был бы на Фаворе? Как совершилось бы спасение рода человеческого? Как пришли бы в исполнение пророчества? Как сам Петр получил бы там ключи Царствия? (Мф.16:19). Но человек, водящийся чувствами, каковым на этот раз был сын Ионин, не хочет знать ничего подобного, и часто изъявляет желания, дает советы, вовсе несбыточные: «не ведый, еже глаголаше!» 

При таком неведении, которое брало верх над умом Петра не на одном Фаворе, одно всегда твердо знал и крепко содержал сын Ионин – свою любовь к Учителю. «Не сие бо взыскуй, – замечает Златоуст, – яко не зело бе изряден утешения образ, но како тепл бе, како распаляшеся ко Христу». В самом деле, почему особенно добро быти на Фаворе? Потому, что там нет креста для Учителя. – И говоря о создании трех сеней, Петр забывает при сем самого себя и соучеников. 

Как бы в доказательство, что Петр напрасно среди нерукотворенного зрелища заботится о рукотворенных сенях, и к делу Божию хочет примешать человеческие усилия, – «еще (же) ему глаголющу, се, облак светел осени их» (Мф.17:5); то есть Господа Иисуса с Моисеем и Илиею, которые по тому самому отделились теперь от учеников и представились заключенными в облаке, как в некоем святилище. 

Осенение облаком еще более долженствовало усилить в учениках мысль о непосредственном присутствии теперь на Фаворе Самого Бога, ибо «тако, – говоря словами Златоуста, – присно являшеся Бог»: во облаке являлся Он и на Синае (Исх.20:21), и в скинии (Исх.40:34), и при храме (3Цар.8:10). А мысль о непосредственном присутствии Божием исполнила сердце новым, сильнейшим трепетом. Особенно же «убояшася» – сами – «вшедше во облак» (Лк.9:34), то есть когда облако осенило потом и учеников. «Убояшася», ибо Сам Бог говорил некогда Моисею и другим: «не бо узрит человек лице Мое и жив будет» (Исх.33:20); а здесь лицо сие так явно обнаруживалось в просветленном образе Богочеловека! Вера долженствовала внушать теперь другое – успокоить учеников от ветхозаветного страха: но Фаворские свидетели еще не совсем вошли в дух Нового Завета, и как сами готовы были за несколько пред тем низвести, по примеру Илии, огонь на непокоривых (Лк.9:54), так и в Фаворском Богоявлении страшились увидеть Бога Илиина. 

К довершению торжественного зрелища, но вместе и страха в учениках, «глас бысть из облака, глаголющ: сей есть Сын Мой Возлюбленный, Того послушайте!» (Мк.9:7). 

Сим окончательно возвещалось все достоинство и вся тайна Божественного Лица Иисусова: большего свидетельства нельзя было ни дать, ни принять на земле. Ибо сам Моисей, законодатель Ветхого Завета, успел заслужить токмо титло «верного раба» (Евр.3:5) в дому Божием, а Сын Марии называется теперь Сыном Единородным, Возлюбленным. Его повелевается слушать, а не книжников, не князей Иудейских, кои влекли к себе бедный народ, – слушать во всем, ибо Он, как Сам утверждал о Себе, всегда творит волю не Свою, а «пославшего Его Отца» (Ин.6:38), проповедует и говорит «токмо то, что слышал» от Отца (Ин.8:26), ибо «Он и Отец – одно!» (Ин.10:30). «Послушайте», а поэтому не пререкайте Ему, и когда Сам пойдет, и когда вас будет звать на Крест. 

Как бы для того, чтобы сила и значительность сего свидетельства нераздельнее и видимее могли сосредоточиться на лице Свидетельствуемого, – «егда бысть глас, обретеся Иисус один» (Лк.9:36), – без        Моисея и Илии, кои сокрылись внезапно, дав место славе Его – единого. 

Ничего не могло быть для учеников радостнее гласа, коим Возлюбленный Учитель их нарицался Возлюбленным Сыном Отца Небесного. Но, только един Сын мог слышать бестрепетно подобные гласы Отца. «Чадца» (Ин.13:33), – как называл Спаситель учеников по их детскому чувств), – при слышании сего гласа – «падоша ницы и убояшася зело» (Мф.17:6). Верх славы Божественной Учителя казался им их последней минутой на земле! 

«Востаните и не бойтеся», – сказал Господь, приблизившись к падшим. Но одного гласа было недовольно на восстание, хотя достаточно было на повержение. Посему «приступль Иисус, прикоснуся их» (Мф.17:7), – без сомнения, тем всевосставляющим прикосновением, от коего слепые прозирали, мертвые восставали из гробов (Дан.10:8–10. Откр.1:17). 

Ободренные гласом, уврачеванные прикосновением, ученики начали спокойно все видеть; но Божественное видение уже кончилось: «возведшее же очи свои, никогоже видеша, токмо Иисуса единого» (Мф.17:8), – как бы в видимое знамение того, что времена Моисеева закона и Илииной строгости уже прошли, уступив место благодати и истине (Ин.1:17). 

Господь ничего не сказал ученикам в объяснение Своего Преображения. Виденное и слышанное говорило само за себя. Напротив, при сошествии с горы (последовавшем непосредственно за Преображением), Он запретил ученикам даже сказывать кому-либо о происшедшем, доколе Сын Человеческий не воскреснет из мертвых. «И сходящим им с горы, заповеда им Иисус, глаголя: ни комуже поведите видения, дóндеже Сын Человеческий из мертвых воскреснет» (Мф.17:9). Запрещение, по видимому противное гласу небесному: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, Того послушайте»(Мф.17:5), – а в самом деле весьма нужное. Слух о необыкновенном прославлении Иисуса на Фаворе и о явлении Моисея и Илии пред Ним, мог привести в волнение всю Иудею и довести народ Иудейский, и без того склонный к возмущениям, до отпадения от Римлян; а это было совершенно несообразно с духом служения Иисусова, Коего Царство не было «от мира сего» (Ин.18:36). И для прочих учеников Иисусовых, еще не очищенных Крестом и Духом, еще мечтавших о венцах и первенствах (Мф.20:20–24), известие о Фаворском событии, происшедшем без них, могло служить поводом к жалобам, соперничеству и взаимным подозрениям. По воскресении, когда земная жизнь Богочеловека кончилась, и то, что в ней было самого таинственного и непостижимого уму, разрешилось Крестом, когда апостолы перестали «разуметь Учителя своего по плоти» (2Кор.5:16), и расстались с мечтательной мыслью о земном царстве Мессии, – глас Отца, свидетельствующего о Сыне, уже беспрепятственно мог быть услышан всеми и потому начал греметь, через трубы Евангельские, во все концы вселенной. 

Таким образом, на земле немалое время знали о преславном событии Фаворском только три ученика! Так мало дорожил земной славой Сын Человеческий! 

Мы теперь, братие, знаем о Нем все, – от мала до велика. Знаем столько, что подобно тому, как Павел говорил некогда Галатам, желая выразить ясность их понятий о Кресте Христовом: среди «вас Он распят» (Гал.3:1), нам можно сказать: «среди вас Он преобразился!» Знаем даже и то, что Преображение Господа есть образ нашего преображения, что и нам всем, взирая «откровенным лицем... на славу Господа нашего, должно преобразоваться Духом Божиим в тойже образ... от славы в славу» (2Кор.3:18). Что же производит в нас все это знание? Располагает ли сколько-нибудь к тому, чтобы достигать Преображения, нам предназначенного? Слушаем ли Того, Кого глас из облака повелевает слушать? Его ли единого слушаем? Не избираем ли себе других учителей? Не ищем ли других спасителей? Кто слушает Возлюбленного Сына, тот, как Он Сам говорит, «по Нем» всегда ходит (Ин.10:4), на все зрит в Его свете, желает только угодного Ему, творит только Его волю, услаждается Его обетованиями и любовью, – для того Иисус есть все: «путь и истина и живот» (Ин.14:6), – «премудрость... и правда... и избавление» (1Кор.1:30). 

То ли Господь наш для нас? И то ли мы для Него? Глас не напрасно гремит из облака: Он «судит нам в последний день» (Ин.12:48), если мы не будем уметь найти нашего спасения в Том, Кто есть Спаситель для всех и каждого! И чувственный человек наш видит, что с Иисусом добро быти. Где столько жизни, света и блаженства, как у Него? И Он Сам, Спаситель наш, хочет, чтобы нам было добро: для сего Он оставил небо, жил на земле, страдал и умер, чтобы нам добро было. На самое небо взошел Он для того, чтобы «уготовати» обители (Ин.14:2), не для Себя, а для нас, бескровных странников земли. Что же, говорю, производит в нас вера во все это? Готовимся ли к обитанию на небе? К вечному преображению с Иисусом? – Не творим ли, напротив, вечных сеней на земли? Не думаем ли быть неподвижными «во обилии своем во век!» (Пс.29:7). 

Но, братие, сколько бы мы ни воздвигали сеней здесь, сколько бы мы ни прилагали сердец своих к земле, мы не избежим определения небесного: рано или поздно, нас ожидает исход (Лк.9:31). Благо нам, если он будет в Иерусалим Небесный, хотя бы на пути надлежало креститься огненным крещением (Мф.3:11). А что, если мы прейдем туда, откуда не исходят, «дóндеже не воздадут последнего кодранта!» (Мф.5:26). А прейдем, если не престанем быть христианами по одному имени, не воспрянем от сна греховного. Что мешает нам сделать это? Не все ли требуют того? Как? Моисей и Илия, закон и пророки над главою нашею, а мы – спим! Господь преображается во славе Промысла пред нами, то ущедряя нас внезапной милостью, то поражая внезапными лишениями, то вещая уму, то трогая сердце, а мы – спим! О, час, «час уже нам от сего гибельного сна востати!» (Рим.13:11). – «Довлеет» нам «мимошедшее время жития волю языческую творившым, хождшим» во всех «нечистотах» греховных! Пора, истинно пора «не ктому человеческим похотем, но воли Божией прочее во плоти жити время!» (1Пет.4:3, 2). Аминь. 


Святитель Иннокентий Херсонский